ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Артисты труппы

Стажёрская группа

Артисты, занятые в спектаклях МХТ

Как сфотографироваться с Хабенским

Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 7.09.2009
В БЕРЛИНЕ 31 августа 1928 г. впервые сыграли «Трехгрошовую оперу» — спектакль, которому все прочили провал и который с лету покорил берлинскую публику. Да так, что зонги Брехта-Вайля стали напевать на улицах.
Кирилл Серебренников впустил улицу на подмостки МХТ, соединив ее дыхание, попахивающее нечистотами, с музыкой Вайля, воспроизведенной до последней ноты (включая те зонги, которые были написаны в качестве приложения). «Трехгрошовая опера» МХТ — это в первую очередь опера с оркестром (Московский ансамбль современной музыки) и певцами.
И если Константин Хабенский в роли Мекки-Ножа обходится брутальным речитативом, то Ксения ЛавроваГлинка и Мария Зорина (соответственно Полли и Люси — главные претендентки на жен обаятельного убийцы) распелись так, что выдают запредельно рискованный для связок вокал с остроумной кодой: от их бабьих разборок срабатывает сигнализация. А лондонские проститутки (в редакции Кирилла Серебренникова звучит куда более сниженный синоним) поют многоголосные хоралы.
Серебренников отпускает миниатюрные шуточки по поводу традиций психологического театра. Мекки-Нож вытаскивает из-за кулис кусочек занавеса с чайкой, с сомнением смотрит на рисунок и отбрасывает: фасон не тот. Глава лондонских нищих Пичем (Сергей Сосновский) словами Кости Треплева тоскует о новых формах в искусстве попрошайничества и требует от сотрудников своей фирмы вживания в образ и остроты наблюдений. Чтобы дрогнуло бесчувственное сердце обывателя (от сострадания ли, от отвращения — не суть важно), с криком «Верю!» он полез за кошельком.
В начале третьего акта зрителям вообще приходится поерзать на своих местах — все проходы оккупированы нищими, просящими милостыню: «афганцы», беременные, голосистые босоногие «шаляпины», припадочные. Надо ли добавлять, что глава полиции Тигр Браун (Алексей Кравченко), братающийся с бандитами, одет в нашу милицейскую форму, а главный нищий, отправляясь к нему на прием, надевает нужный «аксессуар» — советские ордена.
В единый коктейль «Трехгрошовой оперы» замешано высокое и низкое. Хоралы и куплетцы, Библия, которую буквально не выпускают из рук заправилы бандитов Мекки и Пичем, и законы бандитского мира, в отличие от Библии, прекрасно работающие. 
Сила настоящих чувств и сладость растоптать в себе любые их ростки. Привкус 80-летней легенды и кислотные приемы шоу-бизнеса. В одной из сцен даже позволено сфотографироваться на сцене с самим Хабенским, и к взмыленному Мекки-Ножу буквально выстраивается очередь: стайка девиц и чуть подвыпившая дама бальзаковского возраста (может быть, и не подсадные).
Один из главных бабников и последних романтиков мировой драматургии в спектакле Серебренникова не прикасается ни к одной из них, как будто дал самому себе обет чистоты, но точно электризует их своим присутствием. Аристократ с гипертрофированным чувством красоты, совершенно лишним в этом мире, одинокий волк, окруженный «друзьями» и «любимыми», он давно привык ждать предательства. Характерный жест — Мекки все время меняет белые перчатки: не столько боится оставить «пальчики», сколько брезгует прикасаться ко всему, что его окружает. Но другого земного шарика нет.
«Пусть так хотя бы в опере случится, что право перед милостью смирится», — эти слова Пичема, предворяющие появление королевского вестника с помилованием для Мекки, сегодня, после всех громких судебных дел, бьют наотмашь.
Королевская милость является в виде… огромного скелета с горящими глазами верхом на динозавре. Ни дать ни взять — Конь Блед, возвещающий смерть.
Мекки-Нож прощен и отпущен — поближе к небу, куда он восходит по ворованной ковровой дорожке.
Пресса
Бог, рок и математика, Мария Юрченко, Культура, 8.07.2015
Мефисто-Царевич, Эмилия Деменцова, Комсомольская правда, 24.06.2015
В аду пусто, все демоны здесь, Столичный информационный портал, 17.04.2015
А ты моё сердце склеил?, Ирина Пекарская, startup.ru, 27.01.2015
Одушевлённый фарфор, Наталия Каминская, Сцена, № 1, 03.2014
Умнее, чем кролики, Эмилия Деменцова, Театрон, 29.01.2014
Просто любить, Наталия Зайцева, Петербургский театральный журнал, 26.01.2014
«Божественная комедия» кролика Эдварда, Григорий Заславский, Независимая газета, 13.01.2014
Истина и слеза ребенка, Александра Солдатова , Новая газета, 9.12.2013
МХАТ имени Чехова поставит две сказки для взрослых, видеосюжет телеканала «Россия 24» («Вести»), 22.09.2013
«Круги» Жоэля Помра — впервые в российской столице, видеосюжет телеканала «Культура», 24.04.2013
Круги фикций, Ильдар Сафуанов, Литературная газета, 25.05.2012
«Круги» дошли до Москвы, Эмилия Деменцова, Комсомольская правда, 15.05.2012
Как сфотографироваться с Хабенским, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 7.09.2009