ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ
Михаил Салтыков-Щедрин

|Господа Головлевы|

Спектакль в двух действиях

Премьера: 7 октября 2005
Продолжительность: 3 часа с 1 антрактом
Ориентировочная цена билетов: от 1500 до 3000 руб.
(18+)
Художник по костюмам
Кирилл Серебренников
Художник по свету
Дамир Исмагилов
Ассистент режиссера по пластике
Сергей Медведев
Помощник режиссера
Ирэна Архангельская
Действующие лица и исполнители
Арина Петровна Головлева
Алла Покровская
Владимир Михайлович Головлев
муж ее
Сергей Сосновский
сыновья ее:
Порфирий Головлев
Евгений Миронов
Степан Головлев
Эдуард Чекмазов
Павел Головлев
Алексей Кравченко
внуки ее:
Володенька
Сергей Медведев
слуги ее:
Евпраксеюшка
Юлия Чебакова
Бурмистр, Батюшка, Доктор, Кукишев
Олег Тополянский
старик Илья
Виктор Кулюxин
Пресса
5 спектаклей Кирилла Серебренникова о России, Алексей Киселев , teatrall.ru, 16.09.2015
СУМЕРКИ, или МЕРЗЛАЯ ЗЕМЛЯ, Наталья Пивоварова, Экран и сцена, 11.2005
Блуждание по вертикали, Марина Давыдова, Эксперт, 17.10.2005
Тирания суффиксов, Елена Ямпольская, Время новостей, 12.10.2005
Земля пухом, Глеб Ситковский, Газета, 10.10.2005
Пришел упырь, Артур Соломонов, Известия, 10.10.2005
Свое именьице, Олег Зинцов, Ведомости, 10.10.2005
Смертельный номер, Ольга Егошина, Новые Известия, 10.10.2005
Совершенство тени, Алена Карась, Российская газета, 10.10.2005
Идиотушка, Роман Должанский, Коммерсантъ, 8.10.2005
На деревню Иудушке, Екатерина Васенина, Независимая Газета, 7.10.2005
«Репетиция напоминает секс», Татьяна Рассказова, Ведомости, 25.08.2005

Отзывы зрителей:

Постановка придавила и впечатлила. Под жужжание комара, причитание юродивой и мерцание маломощных лампочек зрителю с расстояния вытянутой руки под увеличительным стеклом показывают человеческие пороки: лицемерие, жадность, черствость, гордыня, трусость, ложь и пьянство. Герой Евгения Миронова, с детства научившийся оправдывать собственную подлость, выстроил свою систему ценностей, где все списывал на промысел Божий, как на статью расходов на бой посуды в ресторане. Где он переступил ту грань, когда, обманывая других, он стал обманывать и себя, понять сложно, по всей видимости, это тоже произошло в детстве. На сцене нет второстепенных ролей, и все они сыграны великолепно.
Моисей Аронов

Спектакль повергает в шок с первых же минут. Жуткие, мрачные декорации, постоянно жужжание мух, заунывное пение-мычание, костюмы-лохмотья — все это создает эту самую шоковую атмосферу, она засасывает тебя как трясина, происходит просто переворот сознания. Ты проваливаешься в этот мир Иудушки Головлева, с каждой секундой понимая, что идет полное разрушение и никому не спастись. Все гиперболизировано, метафорично настолько, насколько это вообще возможно. Елена Панкратова