ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Илья Дмитриевич Сургучёв

Портретное фойе

(15.2.1881, Ставрополь — 19.11.1956, Париж)

Прозаик, драматург.

Окончил университет в Петербурге. Выдвинулся, печатаясь в сборниках “Знание”. С МХТ его “сосватала” М. Г. Савина, имевшая большой успех в его пьесе “Торговый дом”, где сыграла властную мать-хозяйку, тщетно борющуюся с распадом прогнившей семьи (1913). Сургучев был чуток к театральным веяниям и переимчив: если в “Торговом доме” отозвался первый вариант “Вассы Железновой” Горького, то в “Осенних скрипках” к сюжету соперничества стареющей женщины и ее юной воспитанницы автор применял средства “чеховского театра настроения”. Постановку “Скрипок” в МХТ считали компромиссом. Он мог быть оправдан как репертуарными затруднениями (в начале Первой мировой войны театр снял спектакли, которые казались “мрачными”), так и желанием занять О. Л. Книппер, тосковавшую без новых работ. Спектакль, для которого Б. М. Кустодиев написал дивный золотисто-красный городской сад над Волгой и вид поэтично-провинциального города, лежащего в ложбине, вызывал аплодисменты; успех сопутствовал не только Книппер в роли Варвары Васильевны, но и другим участникам (А. Л. Вишневский играл Лаврова, ее мужа; Р. В. Болеславский — ее любовника Барановского; М. А. Жданова — ее приемыша Верочку; в жанровых сценах были заняты Н. Г. Александров, В. М. Михайлов, П. А. Павлов, Ф. В. Шевченко, Н. Ф. Колин, В. В. Готовцев и др.). Но если “Осенние скрипки” выручали материально и стали одной из самых шумных удач у публики, — это лишь обостряло в людях театра предощущение кризиса. Немирович-Данченко, возясь с пьесой, которую определял — “водица с лимоном и сахаром”, писал: занятия ею не только не доставляют радости, но и задерживают “необходимые решения и поступки”.
В 1920 г. Сургучев эмигрировал; за рубежом написана пьеса “Реки вавилонские”.

И. Соловьёва