ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Троянский конь и другие

Алиса Никольская, Театральная касса, 12.2003
Драматургическими экспериментами сегодня не удивишь даже неопытного театрала. Актеры и режиссеры настолько поднаторели в игре со словом, что способны вытворить на сцене все что угодно. Последний по времени рекорд в этом плане установил «сам себе театр» — Евгений Гришковец, решивший поставить пьесу? которой нет. Причем не где-нибудь, а во МХАТе имени А. П. Чехова, заведении солидном и уважаемом. Собрал Гришковец актеров (причем компанию замечательную — Игоря Золотовицкого, Андрея Смолякова, Сергея Угрюмова, Александра Усова, Павла Ващилина, Виталия Хаева и других), задал им некий набор тем и ситуаций и заставил импровизировать. Раз и навсегда закрепленного текста нет вообще, и не факт, что люди, пришедшие на премьеру и на последующие спектакли, увидели одно и то же действо, получившееся похожим на некий милый домашний театрик, где собираются для собственного удовольствия и рассказывают разные истории. Как имеют, без изысков. Оснвной темой этих историй Гришковец сделал войну, и спектакль получил грозное название «Осада».
Правда, нельзя сказать, что Гришковец придумал нечто принципиально новое с точки зрения театральной эстетики; ведь и его собственные “one man show” (хотя там единый текст как раз наличествует) всегда строились именно на такой, слегка сбивчивой, задушевной интонации приятельских посиделок. Что не отнимает у «Осады» (в которой, кстати, сам Гришковец на сцену не выходит) ее незатейливого обаяния. В параллель здесь развиваются несколько историй. На бортике песочницы сидит Ветеран всех войн, вместе взятых, и рассказывает юному Салаге военные байки, а тому скучно их слушать, и он все порывается сбежать. Три воина ведут осаду неприятеля и попутно выясняют взгляды друг друга, ибо они очень разные — один пацифист, другой вояка, третий пытается руководить обоими. Есть еще некое существо, названное Икаром: этот интеллигентного вида мужичок сосредоточенно, раз за разом прилаживает себе на спину крылья и готовится взлететь, но то и дело шлепается на песок. Глядя на этого горе-летуна вдруг начинаешь узнавать в героях и их рассказах персонажей древних мифов — Одиссея и Ахилла, Геракла и Сизифа. И эта простая ассоциация сразу выявляет позицию «автора-редактора» (так назвал себя в программке Гришковец) и его компании: все происходящее — это игра. Однако надо чуть-чуть наивности и воображения, и придуманное обернется явью для каждого, кто захочет.
Пресса
Троянский конь и другие, Алиса Никольская, Театральная касса, 12.2003
Гришковец привел во МХАТ и Бубнилу, и чудил, Игорь Вирабов, Комсомольская правда, 21.10.2003
Взятие МХАТа, Екатерина Васенина, Новая газета, 16.10.2003
Гришковец осадил МХАТ, Нина Агишева, Московские новости, 14.10.2003
Байки из МХАТа, Итоги, 14.10.2003
Искренность важнее профессии, Григорий Заславский, Независимая газета, 14.10.2003
Бойтесь ахейцев, дары приносящих, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 14.10.2003
Что тот солдат, что этот, Елена Ямпольская, Русский курьер, 10.10.2003
Утомленный Икар, Алена Карась, Российская газета, 8.10.2003
Мы еще повоюем, Александр Соколянский, Время новостей, 8.10.2003
Мифология в песочнице, Роман Должанский, Коммерсант, 8.10.2003
Наивная «Осада», Майа Одина, Новые известия, 8.10.2003
Кому нужен Троянский конь?, Светлана Осипова, Московский комсомолец, 8.10.2003
Евгений Гришковец перестал быть идиотом, Глеб Ситковский, Столичная, 8.10.2003
Музей имени себя, Екатерина Васенина, Новая газета, 10.2003
Евгений Гришковец в «Осаде», Светлана Осипова, Московский комсомолец, 22.09.2003