ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Байки из МХАТа

, 14.10.2003
Новый спектакль Евгения Гришковца, сделанный не где-нибудь на коленке из воздуха и сердечной смуты, как обычно, а в самом главном театре страны, несомненно, войдет в основной репертуар и будет играться столько-то раз в месяц, как большой. Наверное, это правильно. Один мой коллега предложил дать Гришковцу звание народного артиста и тоже был, наверное, прав. Гришковец давно уже — наше все, и где ему еще ставить, как не во МХАТе. Как говорится, пора.
Для солидного театра все тут удивительно. Пьесы не было вовсе, одна только общая идея. Идея такая — продолжить начатую в «Дредноутах» военную тему. Собрались актеры, Гришковца ровесники, и начали сочинять, так сказать, сообща. Постепенно вошли во вкус, пришел азарт и полностью заполнил собой небольшое пространство Малой сцены. Актерский кураж в спектакле «Осада» очень чувствуется, и это несомненное и неотъемлемое его достоинство.
Вот, например, сидит Ветеран (Сергей Угрюмов), костюм мешковатый, вид хмурый, тон поучающий, и травит обычные ветеранские байки: вот, помню, случай был, ты слушай, давай, нос не вороти. И так он заводится, руками машет, на каждом слове спотыкается: «Ну и мы тогда, значит, вот? А эти как дали?», совсем как Гришковец. Байки слушает молодой парень (Павел Ващилин) и глаза отводит от неловкости — мало того, что у него времени нет, дела подпирают, так все ему кажется, что истории эти ветеранские он уже где-то слышал. Ну вот, например, сказку про то, как некий здоровяк взял да и вычистил одному деревенскому деду конюшни, полные дерьма. Или вот еще история про одного чудака, который зачем-то камень на гору каждый день затаскивал, а он оттуда вес время падал. Правда, знакомо? Время от времени на деревянный помост выходят трое воинов с фанерными мечами и копьем, в вязаных шлемах и юбочках, ясное дело, древние греки (Андрей Смоляков, Валерий Трошин и Александр Усов). Эти ребята долго и нудно осаждают какой-то город, один из них, самый образованный и, так сказать, интеллектуальный воин предлагает помириться, но никто не знает, как это сделать. Ясно одно: все войны на земле продолжаются из-за того, что люди не могут понять друг друга.
Представлено все это весьма забавно. Морские волны из фанеры, простенькие мелодии маленького оркестрика, простодушие, доходящие до детской наивности. Это теперь стиль такой, называется «Гришковец»: выходит человек и, скромно потупившись, начинает душу изливать, косноязычно и с жестами. Теперь и жанр такой есть, весьма востребованный публикой, — Гришковец. Или исповедь, откровение души. В этом жанре весьма умело сыграна «Осада». Не придерешься. Только вот история о дредноутах, Гришковцом годом раньше рассказанная, была драматичной, а сюжет о ветеранах мировых войн, Гришковца в мраморе застолбивший, забавен, и все. Вот в чем проблема.
Пресса
Троянский конь и другие, Алиса Никольская, Театральная касса, 12.2003
Гришковец привел во МХАТ и Бубнилу, и чудил, Игорь Вирабов, Комсомольская правда, 21.10.2003
Взятие МХАТа, Екатерина Васенина, Новая газета, 16.10.2003
Гришковец осадил МХАТ, Нина Агишева, Московские новости, 14.10.2003
Байки из МХАТа, Итоги, 14.10.2003
Искренность важнее профессии, Григорий Заславский, Независимая газета, 14.10.2003
Бойтесь ахейцев, дары приносящих, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 14.10.2003
Что тот солдат, что этот, Елена Ямпольская, Русский курьер, 10.10.2003
Утомленный Икар, Алена Карась, Российская газета, 8.10.2003
Мы еще повоюем, Александр Соколянский, Время новостей, 8.10.2003
Мифология в песочнице, Роман Должанский, Коммерсант, 8.10.2003
Наивная «Осада», Майа Одина, Новые известия, 8.10.2003
Кому нужен Троянский конь?, Светлана Осипова, Московский комсомолец, 8.10.2003
Евгений Гришковец перестал быть идиотом, Глеб Ситковский, Столичная, 8.10.2003
Музей имени себя, Екатерина Васенина, Новая газета, 10.2003
Евгений Гришковец в «Осаде», Светлана Осипова, Московский комсомолец, 22.09.2003