Артисты труппы

Артисты, занятые в спектаклях МХТ

13 вопросов для Софьи Райзман

Пресс-служба МХТ, 25.03.2016
- Какое событие в жизни сделало для вас выбор актерской профессии необратимым?

 — Учеба в ГИТИСе. В тот момент, когда я поняла, что наш курс превратился в театр, мое в нем существование стало приносить удовольствие, я была уверена, что именно так театр и выглядит. Театром мы в результате и не стали, нет у Мастерской Леонида Хейфеца такой традиции. Хотя Генриетта Яновская и Кама Гинкас пригласили нас в МТЮЗ с двумя дипломными спектаклями (это были «Лейтенант с острова Инишмор» и «Четвероногая ворона») и взяли четверых ребят с курса в труппу. И мы шли туда, сохраняя ансамбль.

- Зависимость артиста от чужой воли утомляет, или это — наоборот — хорошо?

 — Это есть. Важно приспособиться к этой ситуации, научиться лавировать и находить пути.

- Вы москвичка?

 — Нет, я в Томске родилась. В Москве живу с восьмого класса. Полюбила этот город сразу и как-то даже не заметила трудностей перехода в другой ритм.

- А что осталось в Томске дорогого?

 — Какие-то очень сентиментальные вещи приходят на ум. Вот мы недавно были в Томске с гастролями спектакля «19.14» и играли в местном Театре драмы. Я всем своим уши прожужжала: мой дед Моисей Миронович Мучник был директором этого театра, и именно это здание для меня являлось своеобразным детским садом, я там кучу времени за кулисами проводила. Тогда, ни в детстве, ни в подростковом возрасте я не думала, что с театром свяжется моя жизнь. Приехав туда со спектаклем, я поняла, что эти две точки в моем сознании сошлись. Произошли вдруг какие-то открытия, словно встреча с идентичностью.

- Сложно ли быть все время позитивной на сцене?

 — Это нетрудно, это награда за то, что ты делаешь. Перед тем, как ты выходишь на сцену, тебя может мучить куча вопросов, сомнения обуревают, но когда ты делаешь шаг на сцену и попадаешь в эти обстоятельства, у тебя нет выбора. Ты начинаешь существовать по заданным законам. Действие поглощает всецело. И это очень мощное топливо. И огромная, просто бешеная зависимость.

- Почему в вашем репертуаре преобладают комедийные роли? Откуда это пошло?

 — Мне самой интересно (смеется). Наверное, дело в том, что у меня и в жизни, и на сцене есть какой-то барьер к страданиям, я защищаюсь от них. На сцене мне легче всего перенести страдание в комическую природу. Так сбивается пафос. И этот парадоксальный эффект работает. Роль, которая изначально не подразумевала комедийности, становится таковой. Наверное, я еще не встретила человека, который бы смог учесть эту мою особенность и переломить ход вещей. Это было бы очень полезно, я думаю.

- Чем ваше – молодое – поколение отличается от старших? Как вы это ощущаете?

 — Возможно, я буду когда-нибудь думать иначе, но люди сходятся по каким-то совершенно иным параметрам, вне зависимости от возраста или школ. Способность удивляться, поражаться, ни на что не закрывать глаза и дальше развиваться – она не зависит от того, когда ты закончил обучение. 

- Есть у вас кумиры?

 — Конечно! Актриса, глядя на которую я понимаю, что до вершины мне очень далеко, и на которую я поэтому готова смотреть бесконечно, — это Джульетта Мазина. Невероятный подъем испытываю, когда пересматриваю фильмы с ее участием.

- Какое самое экзотичное место, в котором вы побывали?

 — Станция Тайга на Транссибе. Это очень экзотично даже по отношению к Томску. Как-то мы ехали зимой из Томска в город Братск. Единственный способ туда добраться – это доехать до этой станции и переночевать там в ночлежке. И вот ночь, и вот ты, станция Тайга, ночлежка. И ничего вокруг. Весьма экзотично!

- Что бы вы не смогли сыграть? Какие есть запреты?

 — Я бы хотела всё попробовать, чтобы потом уже ответственно от чего-то отказаться. Конечно, для актера маленькая роль – очень большое испытание. Это невероятный труд, иногда требующий дополнительных ресурсов. Когда у тебя какой-то обслуживающий рисунок в спектакле, ты не всегда на сцене, ты не всегда знаешь, что тебе делать, от тебя не всегда зависит ход спектакля, смысл удержать сложно. В таком режиме на самом деле невероятно трудно работать.

- А вводы – тоже испытание?

 — Ой, нет. Вводы мне очень нравятся! В этом году у меня впервые в жизни было три ввода. Например, «Обрыв» Адольфа Шапиро – это ты будто в чужой сон попадаешь. Репетиций было не так много, в процессе создания спектакля ты не участвовал, и вот уже открывается занавес, и зрители в зале. И ты в костюме, и партнеры с тобой заговаривают… У тебя есть рисунок и узкая дорога. Ты свободен от штампов и совершенно невольно вносишь обновления в сам немолодой спектакль. Таких ощущений странных и ярких при полноценном выпуске не бывает. У меня еще был ввод в «Старосветских помещиков» — они пятнадцать лет уже идут. На моем вводе обновился почти весь состав (кроме Александра Семчева).

- Про что для вас спектакль «19.14»?

 — Когда мы делали его, мы все немного опасались темы. Вот про то, что соседские народы воюют… И становятся не соседями, а народами. И что вчерашнего домохозяина и прилежного мужа волнует сегодня вопрос не что купить на ужин, а как убить всех. Эта искра ненависти зажигается в секунду. Когда мы ставили себя в эти обстоятельства, это давало много новых мыслей и красок. Проблема ведь эта, увы, не становится менее актуальной.

- Есть ли фраза педагогов, которая в вас запала, завет, с которым вы сверяетесь в профессии ежедневно?

 — Если серьезно отвечать, то была у нашего мастера — Леонида Ефимовича Хейфеца — такая фраза: «Надо копать свою ямку». Каждый эту фразу понимает, как может. Я часто ее вспоминаю, очень много сил придает. А если несерьезно, то вот, например, на третий курс к нам в ГИТИС приехал один очень серьезный режиссер, долго и подробно описывал, какой он с нами будет ставить спектакль. Последней его фразой было: «И вообще, нет времени на неправду!» Сказал он это и больше к нам не приезжал!
Пресса
Заговор лузеров, Татьяна Власова, Театрал, 16.04.2021
Время заговоров, Марина Токарева, Новая газета, 9.04.2021
Бой без тени, Ольга Федянина, Коммерсантъ, 5.04.2021
Мифы колбасного времени, Ирина Корнеева, Российская газета, 1.04.2021
«Мужья и жены»: бег по кругу, Наталья Анисимова, Столичный информационный портал «ЯМосква», 17.06.2017
Женюсь? Женись, Анастасия Вильчи, Index-art, 16.06.2017
13 вопросов для Софьи Райзман, Пресс-служба МХТ, 25.03.2016
Горькая и сладкая жизнь, Мария Юрченко, Музыкальный центр, 7.10.2015
МХТ в Томске: гастроли 30 лет спустя, Мария Симонова, westsib.ru, 27.08.2015
В аду пусто, все демоны здесь, Столичный информационный портал, 17.04.2015
В МХТ имени Чехова покажут премьеру спектакля «19.14», видеосюжет телеканала «Москва 24», 9.02.2015
«19.14». И смех, и слезы, и война, Ирина Алпатова, Театральная афиша, 1.12.2014
На Восточном фронте без перемен, Ольга Фукс, Экран и сцена, 30.11.2014
«19.14». Интервью на фоне спектакля, телеканал «Театр», 19.11.2014
Вечная мировая, Ирина Алпатова, Театрал, 20.10.2014
Режиссер-дебютант превратил МХТ в кабаре, видеосюжет телеканала «Мир 24», 6.10.2014
«Война ж совсем не фейерверк…», Столичный информационный портал, 4.10.2014