Режиссеры

Помощники режиссера

Вечерами в «Табакерке» озвучивают порнофильмы

Игорь Вирабов, Комсомольская правда, 7.07.2003
Чем тут занимаются? Озвучкой порнофильмов. Вполне приличные с виду, немалоизвестные (есть и солидные) актеры — стоят перед зрителями, впившись в свои микрофоны, пялятся на экран (которого зрителям из зала не видно). А как красиво говорят!

 — О, бэби, я возьму тебя сзади.

 — Засунь свой палец поглубже…

Киндинов, он же постаревший болезненный Майер-Квасси, кашляет в неурочный момент. И режиссер Боб в который раз напоминает злобно из-за сцены: цель их искусства — «чтобы пожилая интеллигентная пара могла спустить перед телевизором…»

Нет-нет, успокою читателя: собственно «жестокое порно» на процитированных фразах в спектакле и захлебывается. Детям лучше бы их не слышать — ну так ведь не всякая пьеса для них пишется…

Поставить эту современную швейцарскую пьесу в рамках экспериментальной программы Чеховского фестиваля выпало на долю Карбаускиса — режиссера молодого, справедливо записанного в перспективные. Спектакль имел все шансы стать занудным. Но Карбаускис, балансируя где-то между комедией и мелодрамой, сумел проскользнуть.

…Сначала на сцене появляется Андрей Смоляков (он тут и официант, и владелец порностудии, и еще невесть кто), и сразу шмыг — в шкаф. Следом Сибилла (Полина Медведева) открывает тот же шкаф, а там… пусто. Потом она отдергивает занавеску в другом углу комнаты — бац, а там… и есть Смоляков. Как? Откуда? От такой телепортации зал нервно хихикает. А это только начало. Из этих синхронных обманок-путаниц героев и смыслов соткан весь спектакль. И без них — мысль о том, что повседневность рутинна, как бесконечные порноленты, могла бы показаться не очень свежей…

…Сибилла с Фрунцем сходятся- расходятся, он прыгает в постель к другой, выплывают родители Сибиллы (Алексей Золотницкий и Наталья Кочетова), и на сцене одновременно варится то, что «сейчас», и то, что было за 20 лет до того… А разницы нет. Признаться в любви — или «взять ее сзади», один черт. Это как смена шляп. Смоляков наготове, исполняет танец с двумя шляпами: вот он молодой Труффальдино — а напялил другую, и уже совсем старичок. Ему-то известно, что и дети, и родители талдычат одно и то же:

 — Я хочу тебя, детка…

 — Ты опять ревнуешь, кретин. ..

Жизнь бесконечно ходит по кругу —от такого открытия впору удавиться! Но когда зритель приуноет (как всякий нормальный человек, смотрящий любое порно больше 15 минут подряд) — герои резво попрыгают за ту же занавеску, в то же окно 33-го этажа. Бум. Бум.

А чой-то вы тут делаете, театр-то кончился.