Портретное фойе

Александр Бенуа: театральный роман

Александра Машукова, Медиацентр МХТ, 3.05.2020


Сегодня, 3 мая, исполняется 150 лет со дня рождения Александра Бенуа, художника, критика, теоретика искусства. Его роман с Художественным театром продлился лишь несколько лет, но в них уместилось все: взаимная очарованность, подъем чувств, непонимание, раздражение. И даже официальное оформление отношений: Бенуа некоторое время был содиректором МХТ. 

Сама эта встреча была не случайна: Бенуа обожал театр, у него имелись свои идеи в области сцены, которые к моменту знакомства с создателями МХТ в 1909 году он отчасти уже реализовал (например, стал худруком «Русских сезонов» Дягилева). Но ему хотелось развернуться именно в драме. А создателям МХТ хотелось привлечь в театр новых художников. Таких, как члены объединения «Мир искусства», которые обращались к культуре былых эпох, соединяя ее с воздухом современности. Бенуа был идеологом «Мира искусства».

Все трое друг другу ужасно понравились. У Станиславского и Немировича между собой были сложные отношения, поэтому каждый старался перетянуть Бенуа на свою сторону.

Станиславский восхищался: «Бенуа оказался очаровательным. Он слушает, охотно идет на всякие пробы и переделки и, видно, хочет понять секреты сцены. Он прекрасный режиссер-психолог и великолепно и сразу схватил все наши приемы и увлекся ими. Очень трудолюбив. Словом – он театральный человек».

Немирович утверждал: «Бенуа мне нравится. Он – моего толка, а не Станиславского. И, как вижу, он это уже понял, т. е. Бенуа. Почти все предложенное Станиславским встречают в нем мягкий отпор, как раз такой, какой даю всегда я».




Первая совместная работа Бенуа и театра – по комедиям Мольера «Мнимый больной» и «Брак поневоле» – вышла весной 1913 года. Это был триумф. Станиславский в «Мнимом больном» играл Аргана, и вместе с Бенуа, который был и художником, и постановщиком, они с упоением придумывали детали быта его героя.



Потом выпустили «Хозяйку гостиницы» Гольдони (Бенуа запретил называть спектакль «Трактирщицей», дескать, это слово «дает аромат капусты и внушает мысли о клопах»). К этому моменту отношения художника и театра осложнились. Дело в том, что Бенуа был не только содиректором и главным арбитром в художественных вопросах, он еще и сам хотел ставить. Хотя бы один спектакль в год. А это Станиславского и Немировича- Данченко уже не очень вдохновляло.



Апогеем взаимного непонимания стал «Пушкинский спектакль» по трем «Маленьким трагедиям»: «Моцарту и Сальери», «Пиру во время чумы» и «Каменному гостю». Бенуа на нем был автором и постановки, и оформления. Жаловался, что Немирович его «заместил у режиссерского стола совершенно». И спорил со Станиславским, который репетировал Сальери: Константин Сергеевич хотел соединить свою «систему» с пушкинским стихом, Бенуа же был против применения «системы» в этом спектакле.



«Пушкинский спектакль», вышедший в 1915 году, провалился.

Бенуа понял: надо расставаться. В письме Станиславскому он так объяснил свои мотивы: «Существует обычай, заставляющий полководца, по плану которого велось сражение, подать в отставку в случае проигрыша битвы. — Это случилось с баталиями Пушкинского спектакля и в Москве и в Петербурге. Я “ответственный полководец”, и я считаю своим долгом подать в отставку».



В нашей фотогалерее: Константин Станиславский – Арган в «Мнимом больном»; Мария Германова в спектакле «Брак поневоле»; Константин Станиславский – Кавалер ди Риппафрата в «Хозяйке гостиницы»; эскиз грима Сальери; «Каменный гость», эскиз декорации; сцена из спектакля «Мнимый больной». 
Пресса
Александр Бенуа: театральный роман, Александра Машукова, Медиацентр МХТ, 3.05.2020