Портретное фойе

Польская Венера

Александра Машукова, Медиацентр МХТ, 17.05.2020


17 мая день рождения Софьи Пилявской. Не юбилей – отмечать 110 лет со дня ее рождения мы будем в следующем году. Сегодня же мы хотим вспомнить один драматический эпизод из жизни замечательной актрисы МХАТа, тесно связанный с историей страны.
Красива Софья Пилявская была ослепительно, настолько, что муж ее Николай Дорохин, тоже артист Художественного театра, глядя на статую Венеры, говорил: «Моя-то Зося получше будет!» А Вадим Шверубович так вспоминал о молодой Пилявской: «Зимой с Зосей еще как-то можно было ходить по улицам, но летом просто невозможно».
Отец Софьи Пилявской, поляк по национальности, был старым большевиком, председателем Спецколлегии Верховного суда СССР. Жил он в Доме на набережной со второй женой и дочкой-школьницей, сводной сестрой Софьи. В 1937 году, как и многих обитателей этого дома, Станислава Пилявского арестовали. Софья к тому времени уже шесть лет играла в Художественном театре, подавала большие надежды. Ее брата, как члена семьи врага народа, уволили с работы в тот же день, сводную сестру исключили из комсомола. Отправилась к директору МХАТа и Софья. «Все, что я могу для вас сделать – пишите заявление об уходе по собственному желанию» – почти шепотом посоветовал ей директор театра Боярский. 
Софья написала. Однако дни проходили за днями, а ее по-прежнему вызывали на репетиции и спектакли. В театре об аресте ее отца знали все, но открыто сочувствовать мало кто решался, в лучшем случае приветствовали при встрече кивком головы – такое было время.
Наступил новый, 1938 год. Арестовали вторую жену отца. А Софья все работала в театре. Однажды Рипсимэ Таманцова, секретарь Станиславского, спросила ее, знает ли она, кому обязана своим спасением. И рассказала, что Константин Сергеевич не подписал заявление Пилявской, порвал его. А Владимир Иванович дал понять, что полностью одобряет этот его поступок.
До своей смерти в 2000 году Софья Станиславовна Пилявская оставалась актрисой Московского Художественного театра, сохранив до глубокой старости ослепительную благородную красоту.