Дама из рассказа Чехова стала собачкой, а собачка превратилась в арбуз

Наталья Бабахина, Метро, 18.06.2024
О чём спектакль
Изменники ответят своим супругам

На приёме у врача-гипнотерапевта (Ростислав Лаврентьев) собрались герои рассказа Антона Чехова «Дама с собачкой» – Гуров с женой и его любовница Анна Сергеевна с мужем. Облачившись в белые медицинские халаты, они сверлят оппонентов глазами, усевшись на стулья напротив друг друга. Обманутые и явно раздражённые супруги по очереди обличают своих неверных спутников жизни. Жена Гурова (Дарья Юрская) требует от него подробного рассказа о том, как он встретил в Ялте незнакомую молодую даму со шпицем, и хочет, чтобы он показал, как с ней целовался, а супруг этой дамы (Кирилл Власов), в свою очередь, утверждает, что прекрасно знал об измене жены. Гуров (Сергей Волков) оправдывается, что не обещал быть верным по гроб жизни и вообще, ему ещё нет 40 лет, а жестоко устыдившаяся своего адюльтера Анна Сергеевна (Полина Романова) посыпает голову пеплом: «Грех мне гадок, меня попутал нечистый».

С приехавшей в Москву любовницей Гуров смотрит спектакль «Гейша», герои которого покончили жизнь самоубийством. «Они убивают себя, а вдова потом всем говорит, что её муж убил гейшу», – поясняет супруга Гурова то ли гипнотерапевту, то ли зрителям судьбу – то ли героев пьесы, то ли мужа с любовницей. «Ваша покойная супруга владеет вашими мыслями. Вы слышите звук собственного голоса, по щелчку вы проснётесь», – успокаивает гипнотерапевт разнервничавшегося Гурова, поясняя таким образом, что все, кого мы видим на сцене, – лишь герои воображения запутавшейся жертвы курортного романа на приёме у доктора.

Впечатления
От мечты о любви – к психоанализу
После описанного выше, казалось бы, сложно поверить, что в спектакле что-то осталось от Чехова, однако удивительно, но эта непростая драматургическая конструкция держится почти исключительно на тексте чеховского рассказа. Как пояснил сам режиссёр-постановщик спектакля Алексей Мизгирёв, в спектакле текст литературного первоисточника составляет 90%.

Набросанные Чеховым парой штрихов характеристики обманутых супругов Мизгирёв облёк в плоть и живые характеры, расширив действие литературной драмы до сценической трагедии. Любовные терзания загулявших курортников смотрятся совсем иначе глазами другой, пострадавшей от их обмана, стороны, практически лишая изменников романтически размытой и заманчиво оптимистичной перспективы, которую им дарит Чехов в конце своего рассказа: «Казалось, что ещё немного – и начнётся новая, прекрасная жизнь». Летний флирт и серая, как отель, в котором поселился Гуров, скука супружеских будней затосковавших любовников превращаются в постановке в жёсткий психоаналитический разбор.

Алексей Мизгирёв, режиссёр-постановщик: «Рассказу Чехова 125 лет – столько же Московскому художественному театру. В то время, когда рассказ был написан, уже появился психоанализ, было понятие необходимости проговаривать свои внутренние боли. Форма постановки появилась из моего поиска возможности рассказать историю этого адюльтера психотерапевтически. Получился Чехов глазами Бергмана. Чехов говорил обо всём в образах своего времени, это позднее появились понятия токсичности, абьюза и так далее. Но он говорил о том же самом болевом состоянии человека, который растерян от контакта с жизнью, от того, что жизнь разрушает даже самое прекрасное, что есть в любви».

Гуров – не просто заскучавший на курорте барин, а лишённый малейшего уважения к женщинам избалованный самец, называющий их не иначе как «низшей расой» и думающий об Анне Сергеевне как о собачке. «Ему нужна собачка, будь его собачкой!» – призывает разгневанный муж Анну Сергеевну, и она садится на пол и начинает выть, изливая свою тоску и, судя по всему, отчасти раскрывая смысл названия спектакля – «ДАМАСОБАЧКА».

Собачка, которой на сцене в привычном виде нет, сначала становится метафорой мужского абьюза, а затем и страдания в более широком смысле, превращаясь в… арбуз. С ним на сцену в заключительной части постановки выходит Анна Сергеевна, и Гуров снова, как в повторяющемся сне, спрашивает: «Можно дать ему кость?» Это тот самый арбуз в тексте Чехова, который Гуров поедал после первой измены с Анной Сергеевной, почти раздражённо внимая её покаянным речам. Сцена у Чехова очень символическая и красноречивая, и Алексей Мизгирёв блестяще развил эту деталь, превратив её в кровавый портрет душевных терзаний курортных изменников. В этой части постановки они уже совершенно другие: Гуров и Анна Сергеевна снова произносят монологи первой части, но уже с принципиально иной интонацией – покаянные ноты сменились на животное ликование. 


Дарья Юрская, исполнительница роли жены Гурова: «Чехов на самом деле очень жесток к своим героям. Я вообще не уверена, что он любит людей. Он препарирует их характеры – поэтому наш гипнотерапевт это и немножко сам Чехов тоже».

Фишки
На разрыв арбуза

В тот самый момент, когда ты больше всего боишься, что арбуз из поднятой вверх руки Гурова шлёпнется на пол, именно это и происходит. С этого мига он становится метафорой разбитой жизни и растерзанных страстью и страданием душ главных героев. Причём очень буквальной: Гуров и Анна Сергеевна рвут арбуз на части, разбрасывая его фрагменты по сцене, как куски кровавой плоти, пожирая его и практически купаясь в его соке. Резкий запах арбуза мгновенно заполняет небольшое пространство Малой сцены МХТ, делая зрителей соучастниками этой жестокой расправы. Каким-то удивительным образом арбузный дух прочно прицепится к вашей одежде, не давая забыть о спектакле ещё несколько дней – ещё одна оригинальная режиссёрская находка в области сильного театрального впечатления. 

Оригинал статьи
Пресса
Актер Сергей Волков – о премьере спектакля «Дамасобачка» в МХТ, Владислав Флярковский, видеосюжет телеканала «Культура», 23.06.2024
Кинорежиссер Мизгирев поставил в МХТ «Дамусобачку»: шпица заменил арбуз, Светлана Хохрякова, Московский комсомолец, 20.06.2024
Сергей Волков в программе «Главная роль», Юлиан Макаров, телеканал «Культура», 13.06.2024