ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Артисты труппы

Стажёрская группа

Артисты, занятые в спектаклях МХТ

В МХТ им. Чехова снова поставили Чехова

Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 20.05.2010
В ПОСЛУЖНОМ списке Антона Юрьевича Яковлева — две альма-матер (Школа-студия МХАТ и Высшие режиссерские курсы) и примерно поровну работ в кино и театре. В МХТ им. Чехова он выпустил уже второй спектакль, который вольно или невольно вступает на территорию, уже, казалось бы, занятую в сознании зрителя культовыми фильмами.
Первый раз это была «Крейцерова соната», теперь — чеховская «Дуэль», которой не избежать аналогий с «Плохим хорошим человеком» Иосифа Хейфеца, с актерской дуэлью Олега Даля и Владимира Высоцкого, получившего за роль фон Корена приз в Таормине.
Яковлев, кажется, вовсе не ставит перед собой цель полемизировать с фильмом, не чурается каких-то повторов.
Да и почему бы не повторить, к примеру, длинноволосый облик дьякона Победова (Валерий Трошин) — этого хиппи православной церкви с непобедимым бесенком живого любопытства в крови. Или опрятный облик фон Корена (Евгений Миллер) — пародию на тезис, что в человеке все должно быть прекрасно. Или физическую боль доктора Самойленко (Дмитрий Назаров), оказавшегося между молотом и наковальней — между непримиримыми врагами, каждого из которых он так хорошо понимает, да и попросту любит. Но история у него получается все равно другая.
Занавес из канатов, за которым ничего не скроешь, и скрипучая галька под ногами.
Ни деревца, ни намека на тень — жара, Кавказ, чужая земля. Воздух звенит от зноя, от заунывных звуков саза, от винного дурмана. Анатолий Белый — Лаевский — выстраивает свою игру на физиологическом состоянии взвинченных нервов, которые расшатывает все: духота, вино, притупленные желания, необходимость принимать самые важные в жизни решения, когда не можешь сосредоточиться на самой плевой работе. Душевная кардиограмма Лаевского почти полностью совпадает с атмосферными явлениями безжалостной природы. Истерический припадок приходится на пик духоты. Во время грозы он становится невольным свидетелем «измены» Надежды Федоровны. И точно вспышка молнии, озарившей каждую мелочь, он прозревает тоску этой женщины, ставшей нелепой и ненужной от его равнодушия. Послегрозовая прохлада дарит ему просветление мыслей и чувств, финальное приближение осени — долгожданный покой.
Его антипод фон Корен, напротив, метеоустойчивый субъект. Природа для него не катализатор душевных переживаний, а высшее проявление разума. Оправданно все то, что естественно, включая естественный отбор. Твердой походкой герой Евгения Миллера идет к логическому завершению своей теории — необходимости очистить природу и выстрелить в слабое, вредное, заразное существо, в Лаевского. Из последних сил он заставляет себя целиться в человека, который только что выстрелил в воздух. И промах, спровоцированный криком дьякона, не приносит ему облегчения: фон Корен честен перед собой и твердо знает — сегодня он стрелял именно в человека. И простить себе это невозможно.
«Дуэль» — мужской спектакль, наэлектризованный женским присутствием. Елена Панова привычно хорошо (или хорошо, но привычно) играет святость в облике порока. А вот Ольга Васильева в роли попадьи становится одним из главных открытий, сыграв гротескную и очень узнаваемую персону, изнывающую от зависти к чужой любви, источающую злобу под прикрытием сердобольности.
И все же не любовная история, а мужская дружба становится главным мотивом этой «Дуэли». Дружба, которая не сложилась, возможность, упущенная навсегда, пролистанная страница, на которой было написано самое важное.