ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Артисты труппы

Стажёрская группа

Артисты, занятые в спектаклях МХТ

Все решим с доктором

Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 21.11.2005
Я ничего не понимаю в телевизионных рейтингах, но, говорят, сегодня стремительно растет рейтинг передачи «Все решим с доктором Курпатовым!» — психоаналитиком с ласковыми глазами и беспощадной логикой, который, кажется, просто поставил телекамеру на своих приемах. Это значит, что наше общество дозревает до мысли, что психоанализ — не роскошь и не блажь.

И еще это значит, что пьеса 34-летнего дублинца Конора Макферсона «Сияющий город» оказалась в нужном месте и в нужное время. «Сияющий город» появился всего год назад на сцене лондонского театра «Ройял корт» — мирового лидера по части работы с современными авторами.
Как вы уже догадались, в центре внимания — психоаналитик Иан (Андрей Смоляков) и пациент Джон (Дмитрий Назаров). Но, как водится, врачу не худо бы исцелиться самому. И с опостылевшей женой Нисой (Ольга Васильева) все никак не может разобраться, и на гомосексуализм вдруг так потянуло — аж оторопь берет. Надо ли добавлять, что к концу истории пациент с врачом поменялись местами.
Режиссер Илзе Рудзите все продумала до мелочей. Там, где люди (персонажи) разговаривают междометиями, полунамеками, косноязычным суррогатом, она с актерами аккуратно «дописала» все нехитрые смыслы, которые они хотят донести до других. В первую очередь это касается дуэта Смолякова и Назарова — начинающий врач и запутавшийся пациент вдруг с оторопью обнаруживают в самих себе черты другого.

О том, что с ними происходит, способна рассказать простая смена костюмов. На первом сеансе у Иана легкомысленно подвернуты брюки. Джон же упакован так, точно он отправляется сразу на концерт и в похоронное бюро — черный костюм, котелок, бабочка. На втором сеансе он уже в брюках с подтяжками. А на третьем — в шортах и легкомысленной футболке, которая «показывает» язык всему свету. Иан, напротив, уже весь в черном, к тому же получает в подарок забытый котелок. А в придачу весь недавний кошмар своего излечившегося пациента.

Ощущение «дежа вю» заставляет покопаться в памяти, и та довольно быстро выдает ответ. Кобо Абэ, «Призраки среди нас», блестящий дуэт Любшина и Невинного. Мне лет двенадцать, я стою за колонной (с моего места сцена вообще не видна)и смотрю, как светлеет лицо Любшина. Его герой много лет прожил со своим «призраком» и вот узнал, что неповинен в чьей-то смерти.

Смотрю, как сводит судорогой страха лицо самодовольного героя Невинного, у которого есть свой призрак и свой неоплаченный счет. Вряд ли двенадцатилетней девчонке запомнился бы этот уравновешенный «Сияющий город». И эта салонная драма о психоанализе кажется такой же тесной для замечательных актеров Смолякова и Назарова, как подвернутые брючки начинающего психоаналитика.