ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Максим Горький

Настоящее имя — Алексей Максимович Пешков.

(16.3.1868, Нижний Новгород — 18.6.1936, Горки)

Писатель, драматург, общественный деятель. Теоретик социалистического реализма, организатор Союза писателей СССР (1934).

С юности сблизился с революционным движением в России (впервые был арестован в 1888 году); в дальнейшем в его творчестве прослеживается воздействие ницшеанства — культ силы, готовность признать за сильным право па уничтожение слабого, романтическое возвеличивание безжалостных носителей этого права. Легенды и рассказы о босяках, с которых он начинал, воспринимались как вести из мира, где отвергнуты социальные условности, где торжествует жестокая вольность. Между тем творческая натура Горького вовсе не была однозначной; вступив в переписку с Чеховым в 1898 г., он предстал в ней человеком, стремящимся к самовоспитанию, ищущим входа в мир культуры. Именно Чехов подвиг Горького заняться драматургией и в 1900 г. пригласил его в Ялту к тому времени, когда сюда должны были приехать на гастроли артисты молодого МХТ. 

Воздействие Чехова очевидно в ранней драматургии Горького («Мещане» и «На дне», 1902). Но уже в «Дачниках» очевидна внутренняя полемика и с нравственными установками и с драматургической техникой Чехова; нарастает нетерпимость оценок и жесткость публицистических средств, персонажи категорично поставлены по разные стороны баррикады (Чехов еще после чтения «Мещан» возражал против такого противоположения). Станиславский и Немирович-Данченко, ценившие бытийственную глубину «На дне», ее свойства национальной русской трагедии — трагедии смысла жизни, были озадачены нарочитой поверхностностью новой пьесы, ее прямой политизированностью. Но те же качества и влекли к Горькому: «Дачники», над которыми недоумевал МХТ, тотчас же были поставлены в театре Комиссаржевской в Пассаже (1904), К. А. Марджанов поставив их в Риге (при участии М. Ф. Андреевой, М. Л. Роксановой и других недавних «художественников»). В 1905 г. МХТ поспешил поставить его «Детей солнца». Политический темперамент Горького был неподделен и увлекателен, его личное поведение — мужественное и дерзкое — удваивало обаяние его произведений. Он сам понимал это и возражал друзьям, которые рекомендовали ему поберечься: для успеха его идей нужно, чтоб Горького сажали в крепость, чтоб на него совершались покушения и т.п. В самом деле, когда он оказался в эмиграции и вне опасности, интерес к его творчеству и к его пьесам в частности пошел на убыль. Они продолжали издаваться и их не всегда запрещали к постановке, автор продолжал знакомить с ними Художественный театр, но тут не интересовались творчески ни «Варварами», которые пошли в Риге и в Смоленске (1906), ни «Чудаками», которые пошли в Новом драматическом театре в Петербурге (1910), не став событием. По своим художественным достоинствам названные пьесы ничуть не ниже «Мещан» или «Дачников», как не ниже их написанные в то же десятилетие 1906-1915 гг. «Последние», «Васса Железнова» (1-й вариант), «Фальшивая монета», «Старик», «Зыковы», с их узорной словесной тканью, с их сумрачным напряжением, с замкнутым пространством дома, в котором человеку под напором другого человека некуда отступить.

В то же время Горький начинает интересоваться законами народной комедии: Станиславскому, гостившему в феврале 1911 г. на Капри, он обещает для будущей студии написать сценарии в духе осовремененной комедии масок (тексты были высланы). Контакты с МХТ, однако, вновь затруднились после открытых писем Горького в «Русском слове» («О „карамазовщине“», 22 сентября 1913 г.; «Еще о „карамазовщине“», 27 октября 1913 г.) и протеста театра, отвергавшего выдвинутые тут идеологические обвинения. Долю сложности дополнительно внесло и то, что незадолго до дискуссии о Достоевском в МХТ был отрицательно решен вопрос о возвращении в труппу М. Ф. Андреевой. Горький передал свою пьесу «Зыковы» в Свободный театр, куда она вступила.

Когда писатель (после амнистии по случаю 300-летия дома Романовых) вернулся в Россию, его московские театральные интересы сосредоточились на опытах Первой студии — он смотрел «Гибель „Надежды“», одобрил в «Празднике мира» Вахтангова ожесточенность тона (с ней спорили старшие «художественники»), затеял с актерами импровизации на предложенный им гротескно-фантастичный сюжет. 23 октября 1917 г. он читал в помещении студии «Старика». Интерес к Первой студии Горький сохранил, когда она уже стала МХАТ-2 (восхитившись Бирман, назначил ей новую редакцию «Вассы Железновой»). С метрополией, где время от времени обновляя состав продолжал жить спектакль «На дне», в первые послереволюционные 15 лет прямые творческие отношения не возобновлялись. Ставились инсценировки прозы: «Мальву», «Челкаща» играли на малой сцене и на выездах; в вечера, посвященные памятным датам, включались «Страсти-мордасти» и отрывки из «Матери». М. Н. Кедров поставил в 1933 г. спектакль «В людях» — пьеса-монтаж П. С. Сухотина включала те же «Страсти…» с Ленькой — В. Д. Бендиной, тексты из автобиографической трилогии, рассказ «Хозяин» (сыгранный тут булочник Семенов стал шедевром М. М. Тарханова; роль Алексея играл С. Г. Яров). С осени 1921 г. живя за границей, Горький во время своих коротких посещений СССР в конце 20-х гг. умел оказать поддержку МХАТ, своим авторитетом подкрепляя его намерения ставить авторов, сомнительных с точки зрения властей (Эрдмана, Булгакова). Веское, хотя и неофициальное участие Горького помогло в конце 1931 г. решить в пользу МХАТ его противостояние РАПП. 

В 1934 г. — полтора года спустя после блестящей премьеры вахтанговцев — МХАТ показал «Егора Булычева и других». Леонидов предложил сильное решение заглавной роли, живя в ней мукой болезни и богоборческим вопрошанием — «за что — смерть?»; звонко и ярко играла Шурку А. И. Степанова; можно было похвалить галерею портретов (Глафира — В. Н. Попова, Варвара — В. С. Соколова, Звонцов — А. П. Кторов, игуменья Мелания — Ф. В. Шевченко, поп Павлин — В. О. Топорков, Василий Достигаев — А. Н. Грибов; роль послушницы Таисии играла Марина Ладынина, будущая звезда фильмов Пырьева). Но спектакль как целое казался медленным, отяжеленным, действие вязло в картинах жизни дома.

После окончательного возвращения Горького по СССР прошла волна постановок его пьес. По настоянию И. В. Сталина МХАТ взялся за «Врагов». Этот спектакль 1935 г. был признан эталоном социалистического реализма. Он поражал лаконичностью и мощью формы, законченностью характеров; при открытой и жестокой политической тенденциозности это был «театр живого человека», в правде существования которого на сцене не приходилось сомневаться.

В позднейшем репертуаре МХАТ — «Достигаев и другие», 1938(Достигаев — одна из лучших ролей Грибова); «Мещане» (1949), возникшие из выпускного спектакля Школы-студии и заставившие говорить о Е. Н. Ханаевой (Татьяна) и К. И. Ростовцевой (Поля); «Дачники» (1953 и 1977). «Последние» (1971) и «Варвары» (1989), где О. Н. Ефремова более всего увлек мотив острых неладов, взаимной вины людей друг перед другом, их разрушительной безответственности перед общей жизнью.


И. Соловьева
Спектакли в МХТ
Исповедь, автор
Карамора, автор
Мальва, автор
Пресса
Смертельно для будущего, Елена Жатько, startup.ru, 26.05.2017
Грешные дети, Алла Шевелева, Театральная афиша, 26.01.2017