ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

|Лёха…|


АПРЕЛЬ
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Премьера: 15 ноября 2016
Продолжительность: 1 час
Ориентировочная цена билетов: от 750 до 1000 руб.
(16+)

Спектакль создан в  рамках лаборатории «Опыты под конец сезона» (2016).

Пьеса «Лёха» получила Гран-при на драматургическом конкурсе «Ремарка».

Режиссёр Данил Чащин: «Это даже не пьеса, а поэма. Об умирающем теле с неумирающей душою, о молодости в старости и о том, как отцы и дети фатально не дают друг другу жить. Нет повести печальнее на свете, когда любви кто-то мешает. Но написано все это легким, современным, ироничным слогом… А внутри этой речи столько невысказанного. Рассказчица с юмором и болью описывает поздние, внезапно вспыхнувшие, чувства своего деда к соседке по балкону Любовь Ивановне. „Мой дед говорил: „Лёха, она любовь всей моей жизни“. Любовь Ивановна называла его „козлом“, Любовь Ивановна выбрасывала его гвоздики в закрытое окно“. Это спектакль-попытка расшифровать чужую судьбу, чужой „вздох“, то, что было не произнесено. Почему мне так часто незнакомые старички и старушки на улице и в метро рассказывают про свою жизнь? Дело не только в одиночестве. Мне кажется, они начинают четко осознавать, что конечны. И когда они мне передают о себе информацию — я становлюсь носителем их историй. Как флешка. А потом я их жизнь кому-то также перескажу. И так они становятся бесконечными. Тогда и умирать не страшно, тогда и жить не страшно».
Режиссёр
Данил Чащин
Художник
Дмитрий Горбас
Художник по свету
Мария Белозерцева
Видео
Михаил Заиканов
Анимация
Алексей Ермолаев, Мария Алигожина
Пресса
Старость крупным планом, Роман Должанский, Коммерсантъ, 13.01.2017
Вечно молодой, Людмила Прохорова, Ревизор, 21.11.2016
«Лёха» — спектакль длиною в жизнь, Наталья Анисимова, Столичный информационный портал «ЯМосква», 19.11.2016
Юлия Поспелова: «В театре можно всё», Юлия Шумова, конкурс новой драматургии «Ремарка», 15.11.2016

Отзывы зрителей:

Это о молодости и старости. Внучка с теплотой рассказывает про своего дедушку. Невозможно понять старика, когда тебе слегка за двадцать. У тебя есть мощное оружие — молодость. У него — жалкий клочок времени впереди. «Что остаётся после человека? Только чёрточка между рождением и смертью?». А жить хочется. И любить хочется. Душевный и грустный спектакль. Спасибо за хорошие эмоции. 
Евгения Кадочкина

Спектакль невероятно, до боли пронзителен и глубинно поэтичен. Это философский, необычайно добрый и талантливый рассказ о великой и светлой печали, человеческом достоинстве, скоротечности жизни, одинокой старости и бессмертии Любви.
Владимир Романов

Это театр без активных действий, театр текста, и в этом его щемящий эффект – только текст, минимум действий. Текст объёмный, с особым ритмом и общая картина происходящего – с так точно вписывающейся в действие анимацией в роли декорации. Это как встреча со старым другом или троюродной сестрой, с которой виделись сто лет назад, — с ними можно вспомнить, казалось бы, неприметную ерунду, но такую важную, только вам двоим понятную из какого-то затёртого прошлого. В «Лёхе», кажется, эти темы и форма их передачи понятны всем. Старость и молодость, жизнь и смерть, стареющее тело и бурлящая юностью душа. При всей своей наполненности в тексте есть и нечто более важное: чувство недосказанности, которое всегда есть в чужой прожитой жизни, неразгаданных потёмках для всех проходящих мимо. Актёры пытаюсь разгадать эту чужую душу и жизнь, ответить на вопрос, что в итоге остаётся: только ли чёрточка между датами жизни и смерти или что-то большее?
Евгения Елисеева

Спектакль о чувственной связи поколений. Поставлено интересно. Каждая новая маленькая история сопровождается определённой ритмикой света и существования актёров на сцене, музыкой и видеозарисовками. Для меня это спектакль о том, как человек воспринимает и ощущает своих бабушек и дедушек, старшее поколение. 
Мария Иванова

Всю пошлость и любовь своего старика, боль и достоинство, стремление к счастью и неспособность быть счастливым, глупость и право стать самим собой без единого слова представляет один единственный реально действующий на сцене актер Виктор Кулюхин. Его мучительная бытовая пантомима из геронтологической глупости и постсоветских приколов на глазах зрителя вырастает до трагедии короля Лира, который всей предыдущей жизнью так сильно почему-то самим фактом своего существования задолжал причастным и чужим, что права на счастье в их глазах уже не имеет, хотя по глупости полагает, что вот теперь, когда он вышел на пенсию и, овдовев, освободился от ненужной ему женщины, вдруг приобрел простор для главных в его жизни событий. Почти не говоря, актер разворачивает на сцене эту жизнь от оптимистичного самодовольства выжившего постперестроечного пенсионера до полнейшего отчаяния. Так и не понятно, что делает для этой метаморфозы в зрителе Виктор Кулюхин. Вроде и ничего. Он просто живет, без всякой демонстрации внутреннего мира и эмоций. Но это происходит, и угадывание, как он этого добивается, может быть очень интересной игрой, которую внимательный зритель рискнет затеять с этим спектаклем.
Тимофей Крючков