Артисты труппы

Артисты, занятые в спектаклях МХТ

Мы — пыль…

Ирина Виноградова, Театральный смотритель, 11.10.2023
Спектакль Петра Шерешевского «Маскарад с закрытыми глазами» по пьесе Семёна Саксеева (интересно, постановщик заказывает автору пьесы сюжет или драматург настойчиво подталкивает режиссёра к созданию спектакля?) в МХТ им. Чехова будет вызывать разные мнения в зависимости от ожиданий. А они есть и от театра, и от постановщика, и от исполнителей, и от как бы первоисточника — «Маскарада» Лермонтова. И это области не очень пересекающиеся — если построить графики, они у разных людей будут сильно не совпадать. Возможно, единственное, что объединит всех — билеты слишком дорогие (и после спектакля эта оценка вряд ли изменится). Сложнее всего придётся тем, у кого в приоритете Лермонтов (а «Маскарад» как-то не очень поддаётся постановке при наличии легендарных и интересных спектаклей). Если все ожидания на среднем уровне, должно быть интереснее.

Прежде всего, это не Лермонтов. Действие происходит в наши дни, героев зовут как и персонажей пьесы Лермонтова, все совпадения в жизни случайны, но по-своему предопределены. Евгений Александрович Арбенин (Игорь Верник) изучает Лермонтова дольше, чем тот прожил на свете. Его жена Нина (Мария Фомина) — наверное, бывшая студентка, модельной внешности, совсем не дура. Новый герой — главный спонсор университета Адам Петрович Звездич (Евгений Перевалов), с вечеринки в доме которого начинается спектакль. Они в сильно пьяном состоянии пристаёт к Нине, но никто не смеет ничего сказать — ни жена, Инесса Викторовна Штраль (Юлия Витрук), ни гости. Разве что сын от первого брака Илья Звездич (Илья Козырев), не хочет садиться с ним за один стол, но это временное явление (сделать баронессу Штраль мачехой князя Звездича — оригинальное решение, можно и «Федру», и что ещё к этому прицепить — авторы это любят). Афанасий Павлович Казарин — телеведущий и, возможно, владелец игорного дома (Артём Волобуев просто перешёл в том же образе из «Идеального мужа»). Игра в карты здесь проходит за покерным столом, младший Звездич проигрывает деньги с папиной карты, Арбенин всё отыгрывает — как положено. Термин «покер фейс» не просто так придуман — люди сидят с бесстрастными, ничего не выражающими лицами, в то время как на кону стоят миллионы, а жизнь за этими лицами не то что кипит — взрывается. Со стороны выглядит скучно и не интересно, но знатоки, безусловно, могут оценить всё напряжение, которое комментарии ведущего, необходимые гостям и случайным свидетелям, могут только портить. Спектакль в целом тоже такой — тайной жизни иногда больше, чем явной. Люди страшно закрыты, хотя полагается быть душевным, всё понимающим, открытым, что изобразить тоже можно.

Сам маскарад — тематическая вечеринка, птичьи головы скрывают людей надёжнее, чем покерфейсы, воплотить самые тайные мечты и желания ничто не мешает. К тому же это очень красиво и эффектно — к чёрно-серо-зелёному цвету спектакля добавляется чего-то мистического и красненького. Ну все и дорываются. А разбираться с последствиями придётся уже без масок, в реальной жизни. И младшему Звездичу, который уже без тормозов, когда понимает, что парный браслет — у Нины. И Арбенину, которому просто нельзя не ревновать, потому что сам не юн, а жена — молодая и красавица. И небаронессе Штраль, признающейся во всём пасынку и уходящей из дома. И более-менее равнодушному олигарху Звездичу-папе, пришедшему домой пораньше, чтобы посмотреть за пивом и чипсами финал Лиги чемпионов по футболу, и тут уже сын не отказывается сесть с ним за один стол (и это сразу после признаний мачехи). Маски сбрасываются только в состоянии чрезмерного употребления и, соответственно, расслабления — тогда уж хоть в реку головой — не то московскую, не то петербургскую, и всем тошно от долгого пьяного лепета.

«Маскарад» Лермонтова ещё будет. Преподаватель-Арбенин разбирает пьесу. Сам читает за Арбенина, Звездич — за Звездича, остальные — за остальных. На вопрос, существует ли в наши дни понятие чести, студенты отвечают, что зато сегодня есть культура отмены и разглагольствуют на эту тему. Младший Звездич говорит, что ничего такого сегодня в жизни нет. А когда получает пощёчину, вовсе даже не рвётся на дуэль, а обещает пожаловаться ректору (или папочке), и Арбенина выставят так далеко, что никуда уже не возьмут. Остальные сокурсники поддержат — такое поведение неприемлемо. И девочка, желающая обнять и поддержать преподавателя, выглядит не менее нелепо. Никакая литература не воспитывает, никого и ничему не учит — всё выдумки.

Звонит Нина — Евгений уже неделю не был дома. Он отвечает, что придёт, приносит мороженое (в отличие от пива, понятно какой марки). Говорит, что не будет её травить (а мог бы) — он же цивилизованный человек. Всё хорошо. Что не может радовать поклонников плохого конца, но вполне в парадоксальном духе режиссёра. Вроде все характерные приёмы в спектакле были на местах — и большие экраны, и еда, и сцена с кем-нибудь голым в душе, и частичное выворачивание классики, и эстрадные песни в ассортименте, и что-то ещё. Но победивший спокойный трезвый взгляд на мир понравится не всем.

Оригинал статьи
Пресса
Сны с открытыми глазами, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 22.01.2024
Игорь Верник сыграл опасного лермонтоведа, Марина Райкина, Московский комсомолец, 14.12.2023
Цивилизованные люди, Наталия Каминская, Петербургский театральный журнал, 2.11.2023
Маска ложь, да в ней намёк, Наталья Шаинян, Театр, 29.10.2023
Мы — пыль…, Ирина Виноградова, Театральный смотритель, 11.10.2023
Сцены из супружеской жизни, Александра Машукова, Ok!, 25.09.2023
«Цыпкин, ты достал!»: Маруся Фомина, радио «Москва FM», 19.05.2023
«Северный ветер»: зима в сердце, Екатерина Балуева, Субкультура, 30.09.2017
Код Ренаты Литвиновой. «Северный ветер» в МХТ им. Чехова, Наталья Pamsik, Столичный информационный портал «ЯМосква», 17.09.2017