ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — СЕРГЕЙ ЖЕНОВАЧ
Чайка
МХТ

Художники

Художники по костюмам

Художники по свету

Видео

Ледяной дом

Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 21.01.2006
Олег Табаков не раз говорил, что перед Валентином Распутиным-писателем он преклоняется, хоть и не разделяет его политических взглядов. В результате иркутский классик появился в репертуаре МХТ. Еще неделю назад судьба готового спектакля была под вопросом: нужно было сдать экзамен перед самым взыскательным экзаменатором — автором. Распутин специально прилетел в Москву, посмотрел спектакль и дал добро.

Четверо взрослых и трое малышей играют в игры — чем дальше, тем страшнее. Например, игра в курочку. Человек засовывает по руке с ногой в рукава шубы, которая застегивается на спине. Ни разогнуться, ни побежать, ни выбраться: дернешься — ткнешься носом в землю. Фронтовик Андрей Гуськов, который стал дезертиром, скрываясь в родных краях возле Ангары, оказался в роли такой «курочки». Дмитрий Куличков очень точно передал этот образ. Затравленный, озверевший, изголодавшийся по теплу, мучительно прозревающий человек. Нежность и злоба, отчаянная смелость и животный страх срослись в нем неразрывно. Такой и прибьет, и заласкает до полусмерти, и сам не знает, какая волна поднимется в его душе через минуту.

Но, как Шекспир Джульетту, Распутин больше всех любит свою Настену, жену дезертира (такая роль для молодой актрисы — поистине подарок, и Дарья Мороз его достойно приняла). Когда надо — покорная, когда — отчаянная, изобретательная в своей заботе (чего стоят горячие блины, привезенные мужу в патефоне, чтобы не остыли и никто не догадался), во всем щедрая, ни разу не попрекнувшая.

Их последнее пристанище — избушку на острове посреди обледенелой Ангары — художник Игорь Капитанов превратил в стеклянный куб с заиндевевшими краями. Ледяной дом для ворованной любви. А когда разбуженная Ангара «пойдет», помост сцены начнет подниматься вверх и ледяной дом окажется внизу.

Остальные женские роли режиссер Владимир Петров отдал Янине Колесниченко (сочно, чуть гротесково сыгранные сварливая свекровь, спелая подруга-вдова с тремя малолетками, гордая баба, дождавшаяся с войны своего мужа, мужеподобная смершевка). Мужские — Сергею Сосницкому. Недавно приглашенный в МХТ актер раскрывается от спектакля к спектаклю все полнее. Добродушный бакенщик, безжалостный выжига Иннокентий Иванович, фронтовик Максим, гордый своим главным подвигом — выжить. Но, главное, старый отец героя, старый Михеич. Человек, научившийся с годами прозревать человеческую суть, притихший, помягчевший («Мяли много, оттого мягок», — сказал бы горьковский Лука). Но так и не сумевший в последний момент пересилить свою боль, удержаться от проклятий и простить.

«Живи и помни» забирает медленно, но верно, как хорошее вино. Не может не забирать — слишком мощная литература лежит в основе. И, слава богу, не переводятся актеры, готовые обжиться в ней и быть ей равными.