|Лёха…|


ДЕКАБРЬ
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Премьера: 15 ноября 2016
Продолжительность: 1 час
Ориентировочная цена билетов: от 700 до 750 руб.
(16+)

Спектакль создан в  рамках лаборатории «Опыты под конец сезона» (2016).

Пьеса «Лёха» получила Гран-при на драматургическом конкурсе «Ремарка».

Режиссёр Данил Чащин: «Это даже не пьеса, а поэма. Об умирающем теле с неумирающей душою, о молодости в старости и о том, как отцы и дети фатально не дают друг другу жить. Нет повести печальнее на свете, когда любви кто-то мешает. Но написано все это легким, современным, ироничным слогом… А внутри этой речи столько невысказанного. Рассказчица с юмором и болью описывает поздние, внезапно вспыхнувшие, чувства своего деда к соседке по балкону Любовь Ивановне. „Мой дед говорил: „Лёха, она любовь всей моей жизни“. Любовь Ивановна называла его „козлом“, Любовь Ивановна выбрасывала его гвоздики в закрытое окно“. Это спектакль-попытка расшифровать чужую судьбу, чужой „вздох“, то, что было не произнесено. Почему мне так часто незнакомые старички и старушки на улице и в метро рассказывают про свою жизнь? Дело не только в одиночестве. Мне кажется, они начинают четко осознавать, что конечны. И когда они мне передают о себе информацию — я становлюсь носителем их историй. Как флешка. А потом я их жизнь кому-то также перескажу. И так они становятся бесконечными. Тогда и умирать не страшно, тогда и жить не страшно».
Режиссёр
Данил Чащин
Художник по свету
Мария Белозерцева
Видео
Михаил Заиканов
Анимация
Алексей Ермолаев, Мария Алигожина


В спектакле звучат музыкальные произведения Ф. Гласса, Н. Янга, а также “World to Come IV” (Д. Лэнг), «Колдовское озеро» (В. Добрынин – М. Рябинин), «На заре» (О. Парастаев, группа «Альянс»), «Вечно молодой» (группа «Смысловые галлюцинации»).
Пресса
Старость крупным планом, Роман Должанский, Коммерсантъ, 13.01.2017
Вечно молодой, Людмила Прохорова, Ревизор, 21.11.2016
«Лёха» — спектакль длиною в жизнь, Наталья Анисимова, Столичный информационный портал «ЯМосква», 19.11.2016
Юлия Поспелова: «В театре можно всё», Юлия Шумова, конкурс новой драматургии «Ремарка», 15.11.2016

Отзывы зрителей:

Это о молодости и старости. Внучка с теплотой рассказывает про своего дедушку. Невозможно понять старика, когда тебе слегка за двадцать. У тебя есть мощное оружие — молодость. У него — жалкий клочок времени впереди. «Что остаётся после человека? Только чёрточка между рождением и смертью?». А жить хочется. И любить хочется. Душевный и грустный спектакль. Спасибо за хорошие эмоции. 
Евгения Кадочкина

Спектакль невероятно, до боли пронзителен и глубинно поэтичен. Это философский, необычайно добрый и талантливый рассказ о великой и светлой печали, человеческом достоинстве, скоротечности жизни, одинокой старости и бессмертии Любви.
Владимир Романов

Это театр без активных действий, театр текста, и в этом его щемящий эффект – только текст, минимум действий. Текст объёмный, с особым ритмом и общая картина происходящего – с так точно вписывающейся в действие анимацией в роли декорации. Это как встреча со старым другом или троюродной сестрой, с которой виделись сто лет назад, — с ними можно вспомнить, казалось бы, неприметную ерунду, но такую важную, только вам двоим понятную из какого-то затёртого прошлого. В «Лёхе», кажется, эти темы и форма их передачи понятны всем. Старость и молодость, жизнь и смерть, стареющее тело и бурлящая юностью душа. При всей своей наполненности в тексте есть и нечто более важное: чувство недосказанности, которое всегда есть в чужой прожитой жизни, неразгаданных потёмках для всех проходящих мимо. Актёры пытаюсь разгадать эту чужую душу и жизнь, ответить на вопрос, что в итоге остаётся: только ли чёрточка между датами жизни и смерти или что-то большее?
Евгения Елисеева

Спектакль о чувственной связи поколений. Поставлено интересно. Каждая новая маленькая история сопровождается определённой ритмикой света и существования актёров на сцене, музыкой и видеозарисовками. Для меня это спектакль о том, как человек воспринимает и ощущает своих бабушек и дедушек, старшее поколение. 
Мария Иванова

Всю пошлость и любовь своего старика, боль и достоинство, стремление к счастью и неспособность быть счастливым, глупость и право стать самим собой без единого слова представляет один единственный реально действующий на сцене актер Виктор Кулюхин. Его мучительная бытовая пантомима из геронтологической глупости и постсоветских приколов на глазах зрителя вырастает до трагедии короля Лира, который всей предыдущей жизнью так сильно почему-то самим фактом своего существования задолжал причастным и чужим, что права на счастье в их глазах уже не имеет, хотя по глупости полагает, что вот теперь, когда он вышел на пенсию и, овдовев, освободился от ненужной ему женщины, вдруг приобрел простор для главных в его жизни событий. Почти не говоря, актер разворачивает на сцене эту жизнь от оптимистичного самодовольства выжившего постперестроечного пенсионера до полнейшего отчаяния. Так и не понятно, что делает для этой метаморфозы в зрителе Виктор Кулюхин. Вроде и ничего. Он просто живет, без всякой демонстрации внутреннего мира и эмоций. Но это происходит, и угадывание, как он этого добивается, может быть очень интересной игрой, которую внимательный зритель рискнет затеять с этим спектаклем.
Тимофей Крючков

Этот спектакль подарил мне свидание с отцом… Постановка Данила Чащина — это своего рода театральный спиритический сеанс, связывающий зрителя с людьми, которые до нас больше никогда не дозвонятся, не расскажут нам о том, как любили ходить за грибами и как не любили рыбалку, о том, как им дорого то, что не сбылось и о том как им дороги мы - как единственная возможность оставаться вечно живыми, хотя бы в нашей памяти. Дед — трогательный персонаж актера Виктора Кулюхина, стригущий маникюрными ножницами усы, пропахшие чесноком и вспоминающий Чубайса, мечась с телевизионной антенной в руке в поисках сигнала, — с первой минуты становится родным человеком, которого очень хочется обнять. Снять телефонную трубку… И ответить. И выслушать. И вот так долго-долго быть с ним рядом, может быть, впервые увидев за формальным для тебя человеком — живого.
Инна Тимофеева

«Лёха» хватает тебя с первой фразы (не захватывает, а именно хватает), и ты не можешь никуда от него уйти даже после окончания спектакля. Стариковские милые шуточки, банка с грибом, белая «копейка», целебные ТВ-сеансы Чумака, «Поле Чудес» по пятницам, баночки «Корвалола» на кухне – все это хорошо знакомо каждому, но при этом давно забыто, как будто смотришь любимый мультик, который не видел с раннего детства. Эти воспоминания несут теплоту и любовь, ностальгию и легкое чувство сожаления о прожитой жизни родного человека с неутомимой жизненной энергией, которая бьет ключом и может посоревноваться с любым представителем молодежи. Говорят, время никого не щадит. Человек стареет, тело увядает, но душа продолжает бежать, она бессмертна. Вообще сложно рассказывать о том, что нужно видеть, потому что у слов есть предел, а у творчества – нет. Так вот «Лёху» Данила Чащина надо просто видеть.
Дарья Шагалкина