ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — СЕРГЕЙ ЖЕНОВАЧ
Чайка
МХТ

|Три сестры|


МАЙ
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Премьера: 30 мая 2018
Продолжительность: 2 часа 20 минут с 1 антрактом
Ориентировочная цена билетов: от 250 до 3500 руб.
(18+)

Режиссёр Константин Богомолов: «Наш спектакль — это искренняя попытка сделать текст чеховской пьесы предельно живым, предельно современным, предельно естественным. Мы полгода разбирали этот текст с актерами, очень внимательно изучали его. При подобном погружении весь символизм „Трех сестер“ уходит, и обнаруживается подробнейшая, тончайшая, абсолютно обоснованная психологическая структура. Именно это мне интересно в пьесе. Интересна эта реальность людей военного провинциального городка, которая связана с очень живыми конкретными, ситуативными проявлениями человеческими: любовью, эмоциями, отношениями. Я надеюсь, в нашем спектакле не будет символизма, не будет абстракции, не будет философствования. Это будет предельно конкретная, предельно бытовая, и в первую очередь бытовая в эмоциональном плане вещь о живых, обычных людях».
Музыкальное оформление
Валерий Васюков
Помощник режиссёра
Ольга Рослякова
В спектакле участвуют:
Ольга Сергеевна Прозорова
Александра Ребенок
Мария Сергеевна Прозорова
Александра Виноградова, Мария Фомина
Ирина Сергеевна Прозорова
Софья Эрнст
Кулыгин Фёдор Ильич
учитель гимназии, муж Маши
Кирилл Власов
Вершинин Александр Игнатьевич
подполковник, батарейный командир
Дмитрий Куличков
Тузенбах Николай Львович, барон
поручик
Дарья Мороз
Солёный Василий Васильевич
штабс-капитан
Евгений Перевалов
Чебутыкин Иван Романович
военный доктор
Александр Семчев, Игорь Миркурбанов
Прозоров Андрей Сергеевич
Кирилл Трубецкой
Наталья Ивановна
его невеста, потом жена
Светлана Устинова
Ферапонт
сторож из земской управы
Артём Соколов
Операторы
Надежда Бушуева, Антон Орлов, Павел Емелин
Пресса
Тихая революция, Мария Иванова, Институт театра, 1.03.2019
Итоги 2018 г. по версии Ассоциации театральных критиков, сайт Ассоциации театральных критиков, 17.12.2018
Три плюс три сестры, Ольга Фукс, Международный институт театра, 19.07.2018
Будущее Наташи, Камилла Конвэй, start-std.ru, 28.06.2018
«Три сестры» по-богомоловски, Наталия Каминская, Musecube.org, 24.06.2018
Константин Богомолов не стал устраивать провокаций, Елизавета Авдошина, Независимая газета, 20.06.2018
Шестью сестрами больше, Марина Шимадина, Театр, 17.06.2018
Дело не в новых формах, Антон Хитров, Colta.ru, 15.06.2018
Легкое сдыхание, Алла Шендерова, Коммерсантъ, 14.06.2018
Раскрась сам, Светлана Наборщикова, Известия, 13.06.2018
Сестры немилосердия, Елена Федоренко, Культура, 7.06.2018
Все равно! «Три сестры» в Московском Художественном театре, Татьяна Филиппова, Культуромания, 6.06.2018
Хорошо посидели, Елена Покорская, Российская газета, 5.06.2018
Интервью с режиссером Константином Богомоловым, Владислав Флярковский, видеосюжет телеканала «Культура», 3.06.2018
В МХТ имени А. П. Чехова показали «Три сестры», Владислав Флярковский, видеосюжет телеканала «Культура», 3.06.2018
Научились не орать. А счастья нет, Елена Дьякова, Новая газета, 3.06.2018
«Три сестры» Константина Богомолова как скальпель хирурга, Анжелика Заозерская, Вечерняя Москва, 1.06.2018
«Три сестры» — две премьеры, Евгения Смурыгина, BFM.ru, 31.05.2018
В МХТ имени Чехова представят самых красивых «Трех сестер», видеосюжет телеканала «Россия 24» («Вести»), 30.05.2018
Константин Богомолов в программе «Главная роль», видеосюжет телеканала «Культура», 16.05.2018
«Три сестры» — пьеса на все времена, Анжелика Заозерская, Вечерняя Москва, 7.05.2018

Отзывы зрителей:

Феномен — текст здесь полностью сохранен, но приобретает совершенно новые смыслы, словно новые очертания в калейдоскопе цветных фигурок. Все в умеренных тонах — без фальшивых вскриков, Наташа без вечных ‘розовых рюш’, в которые любят по обыкновению одевать ее режиссеры, совершенно безвольный Андрей — Трубецкой, сдержанный, отчаянно влюбленный Тузенбах в исполнении Мороз, необыкновенный Вершинин — Куличков, страстный, надломленный. Спектакль — как сжатая пружина: говорят монотонно, насмешливо, но то и дело — судорожно обнимет Маша подполковника Вершинина, задрожит подбородок — и эта бешеная, спрессованная энергия так и рвется наружу. Разомкнутые объятия, сдавленная истерика. И финал, совсем будничный, без заезженной для этого монолога многозначительности.
Камилла Конвэй

Мертвящее воздействие жизни — и капитулянтство перед ней. Терпение и приятие зла, подчинение без надежды. Спектакль — подготовка к длительному периоду смирения, покорности, анабиоза мысли и чувства. По методу — движение сквозь пост-модерн к традиционализму.
Александр Гнездилов

«Я знала» — это Ирина об убитом Тузенбахе. Все тут все знают и не пошевелятся хоть что-то изменить. Все страдают и недовольны, все несчастны и мучаются. Жаждут перемен. «Тоска о труде, как она мне понятна». Маша, занятая своими чувствами к Вершинину, когда он несколько раз повторяет, что не ел целый день и выпил бы чаю, отвечает: «скоро подадут». Не допросишься тут стакана чаю. Зато обожают философствовать, пересаживаясь с дивана на диван. Кроме бесконечно деятельной, стройной и миловидной, с виду безобидной Наташи. Без ненужных рефлексий и сомнений неустанно сжирающей все пространство вокруг себя.
Ольга Галицкая

Главной темой спектакля становится «отчуждение от жизни» практически всех героев, исключая Наташу. Мир образованных героинь- виртуальная реальность, где нет места ни чувствам, ни отношениям. Они игнорируют любую возможность жить и проявиться в реальном мире. Все разговоры о любви — схоластика, пустая говорильня, не подтверждаемая заботой и вниманием к людям, даже к тем, кого они как бы любят.
Гюльнара Алиярова

Как говорится — не забыть. Постановка — тихая, вкрадчивая, без надрыва и эмоций. Чехов дистиллированный, совершенно свободный от чужих прочтений. Ошеломляющий и пронзительный. Так показать внутреннюю трагедию героя, обозначить ее безмерную глубину, используя сдержанные средства, «холодную палитру» — невероятно.
Ольга Чехова

В доме Прозоровых по Богомолову царит перманентная мучительная апатия. Каждому герою тошно присутствие остальных. Только сидящая в качестве реквизита старуха-служанка, кажется, какое-то время никого не беспокоит, пока мещанка Наташа, стремящаяся перекроить весь дом под себя, не прогоняет и её со сцены.
Вячеслав Герасимчук

Город разбитых судеб, нереализовавшихся людей с увядшими душами, город, где живые завидуют мертвым. И очень перекликается с сегодняшним временем, где куча халявшиков и праздно шатающихся неуклюже пытаются хоть чем то наполнить свое существование, бесконечно болтая. Но, кроме лелеяния пустых надежд, толком ничего не выходит. Чехов гений!!!!!
Андрей Антипов

Режиссёр в очередной раз показал нам самих себя. И рассердимся ли мы, смотря на свои отражения в честно заработанный непосильным трудом выходной день, или нет — это уже наши проблемы. Ведь Чехов был и остаётся писателем современным. Недаром же декорации дома Прозоровых — более чем в духе нашего времени. Читая «Три сестры» или смотря вот такие спектакли, осознаешь: это мы скучаем вечерами, предаваясь бесплодным мечтам… Вот-вот явится принц и все изменит. ..
Ирина Красильникова

Театр, с его возможностью импровизации и рождения действия «здесь» и «сейчас», и кино, позволяющее направить наше внимание и сделать видимым и ощутимым главное в неброской повседневности обычной жизни. Это шедевр соединения сегодняшнего нового искусства и старого классического материала — той и нынешней жизни.
Игорь Незовибатько

Это возвращение к истоку оказывается таким ошеломляюще искренним и честным, что ты сидишь и как завороженный не можешь оторвать глаз от происходящего и не можешь поверить, что слышал, видел, читал не раз, и все не впервые, но как будто иначе и не веришь своим ощущениям, что каждая строчка как откровение, что давно избитые фразы открываются новыми смыслами, что можно снова удивиться.
Татьяна Бухмастова

«Три сестры» здесь скорее нуаровские – общая атмосфера равнодушия и лицемерия, а также бегства, в состоянии которого мы так часто сегодня оказываемся. Часто оцениваем путешествия, поездки на дачу, посиделки с друзьями как бегство от суеты, от шумливой Москвы, от самого себя. Думаем, что это злоба современного мира, а нет! Чехов уже всё сказал об этом, о сестрах, так стремительно бегущих в Москву из городка, откуда уезжают военные. А в постановке это подано очень актуально, и кажется, что перед тобой не Ольга с Машей, а пассажирки современного московского метро.
mikkelandjelo