Драматурги

Виктор Астафьев
Кен Людвиг

Переводчики

Михаил Мишин
Тамара Скуй

Готовится премьера: «В окопах Сталинграда». Виктор Некрасов. Часть VI

Александра Машукова, Медиацентр МХТ, 20.05.2020


Продолжаем рубрику «Готовится премьера»: Сергей Женовач репетирует в МХТ имени А. П. Чехова спектакль по повести «В окопах Сталинграда», а мы рассказываем об ее авторе Викторе Некрасове.

В юности Некрасов очень увлекался Художественным театром. Один только спектакль «Дни Турбиных» он смотрел раз пять! Когда МХАТ с этой постановкой гастролировал в Киеве, Некрасов пробирался в зрительный зал по пожарной лестнице. Видел «Царя Федора» и «Воскресение», «Анну Каренину» и «Вишневый сад», «У царских врат» и «Мертвые души».

Окончив в 1937 году актерскую студию при Киевском театре драмы, он решил вместе с однокурсниками отправиться в Москву пробоваться во МХАТ. Съездили, показались. Из всех приняли только друга Некрасова Иончика Локштанова – не в театр, а в Студию Станиславского.

Некрасов вернулся в Киев и устроился актером в Железнодорожный передвижной театр. Его фотография в костюмной роли на нашем коллаже – из тех времен.

Через год Иончик прислал письмо из Москвы своему другу со словами, чтобы тот срочно бросал все и приезжал – он, Иончик, поговорил о Вике с самим Станиславским и тот готов его прослушать! Такой шанс упускать нельзя. Некрасов бросил все и приехал. Прослушивание назначили на вечер 12 июня. Надо ли говорить о том, что друзья страшно волновались.

В знаменитом доме в Леонтьевском переулке Некрасов прочел перед Станиславским стихи Маяковского, а также свой собственный рассказ «Юргис», который он выдал за произведение несуществующего писателя
Скочиляса (Станиславский покивал: «Да, да, знаю!»). И еще вместе с Иончиком они показали сцену из «Ревизора»: Некрасов был Хлестаковым, а Локштанов – Городничим. 

«Конечно, рассчитывать на то, что после первых трех слов моего чтения старик, рыдая, бросится на мою грудь со словами: “Наконец! 75 лет я ждал тебя, и вот ты пришел…” — было трудно, хотя где-то на самых задворках моей души теплилось нечто подобное» – со свойственной ему иронией вспоминал Некрасов об этом визите. Впрочем, Константин Сергеевич отнесся к Некрасову благосклонно, даже сказал, что с его Хлестаковым «можно выступать на любой русской сцене» и что в нем есть нечто «михаил- чеховское». Но было понятно, что в Студию Некрасова сейчас не возьмут. Может быть, осенью, когда будет пересмотрен весь состав Студии и появятся свободные места…

А через два месяца Станиславский умер. Некрасов оказался последним соискателем, кого он прослушал в своей жизни.

Визит к Станиславскому Виктор Платонович записал по горячим следам. Блокнот с записями пережил войну, чудом сохранился. И еще он сделал по памяти несколько рисунков К. С. Один из них мы публикуем сегодня.
Пресса
Мужество оставаться человеком, Марина Токарева, Новая газета, 12.05.2021
Пейзаж между битвами, Ольга Федянина, Коммерсантъ, 11.05.2021
О чем говорили «В окопах Сталинграда»?, Александра Сидорова, BFM.ru, 7.05.2021
Иннокентий Смоктуновский в роли Фарбера (фильм «Солдаты»), Александра Машукова, Медиацентр МХТ, 3.03.2020