Оскарас Коршуновас о работе в Художественном театре

Ровно два месяц назад в знаменитом Художественном театре прошла премьера моей «Чайки». Уже два месяца «Чайка» не летает – состоялось всего три спектакля. Три месяца репетиций. Три недели я сидел на стуле великого Станиславского (это не метафора – репетиции на сцене я вёл, сидя на стуле, на котором сидел и Станиславский, когда репетировал свои спектакли; на этом месте сейчас висит табличка – на ней вырезаны его фамилия и инициалы). Ставить «Чайку» «на земле» (допустим, в театре ОКТ (Oskaro Koršunovo teatras) – это одно, а на Олимпе – совсем другое. Ну а если вдобавок хочешь не просто поставить хороший спектакль, а ещё и перепрограммировать Олимп, очистить богам кровеносные сосуды – это уж, поверьте, совершенно другое дело. Чтобы понять, почему я так смело, хотя и несколько иронически называю МХТ театральным Олимпом, нужно слегка включить воображение. 
Так вот представьте себе, в Москве тысяча театров, а во всей России их больше, вероятно, раз в десять. Во все времена неоспоримо главным театром России был Художественный. Там работали Антон и Михаил Чеховы, Станиславский, Немирович-Данченко, Мейерхольд, Булгаков, Эфрос, Ефремов и так далее. Поимённое перечисление актёров не буду и начинать. МХТ – это актёрское созвездие, с которым никакие иные созвездия не сопоставимы. Так было всегда, так это и сейчас.
Сидя в буфете МХТ, я чувствовал себя словно в музее восковых скульптур, только все эти знаменитости были не восковыми, хотя большинство и сошло как будто с экрана чёрно-белого телевизора из моего детства. Что это реальные люди, я понимал только тогда, когда они улыбались и здоровались ПО-ЛИТОВСКИ! Почти все актёры старшего поколения знают хотя бы несколько литовских слов. Все они вспоминают гастроли в Литве, в Вильнюсе и Каунасе, ну и, конечно, не забывают Друскининкай и Палангу. Паланга – это потерянный рай их юности, западный мир, который они вспоминают с ностальгией и уважением. Ну а легенда русского кино и театра Станислав Любшин, который в моём спектакле играет Сорина, подростком жил в Вильнюсе. Его истории про Вильнюс – невероятны. Он видел Три креста, ещё не снесённые Сталиным, сплавлялся по Нярису между брёвен, ловил рыбу с тех мостов, которых в Вильнюсе давно нет – увидеть их можно только на старинных фотографиях.
Но МХТ – не только театр «динозавров». В нынешнем Художественном театре ещё ощутим дух Табакова. Здесь обрело известность и поколение современных русских режиссёров: Кирилл Серебренников, Константин Богомолов, Юрий Бутусов, Дмитрий Крымов и другие. Переоценить МХТ невозможно: уроки Художественного театра – основа Голливуда, школы Ли Страсберга и так далее, этот метод преподаётся по всему миру.
Возможно ли в таком месте не трястись и не дрожать? Возможно, если ты из Литвы, если ты родом из литовских театральных пустошей. Можно поломать не только традицию, но и стул Станиславского, как-то затрещавший под моим задом, когда я, размахивая руками, объяснял актёрам, как, чёрт побери, нужно сегодня играть Чехова.
Хотя МХТ и начался с «Чайки», потом её тут мало кто ставил. Уж очень давил авторитет и висящая на занавесе эмблема Художественного театра – чайка, напоминающая крест. Брать этот крест никто не хотел, поэтому за всю столетнюю историю МХТ постановок «Чайки» было лишь четыре, и каждая становилась историческим событием. Моя была пятой. И хотя сыграть успели только три спектакля (потом театр закрылся из-за карантина), очевидно, что она тоже уже стала историческим событием. Трижды прокричав, моя «Чайка» сумела пробудить всю театральную жизнь Москвы. Я не преувеличиваю. Для того, чтобы её крик был пронзительным, потребовалось отдать очень много сил, и не только мне. Всем актёрам, которым сейчас я глубоко внутри очень благодарен, хотя бывало всякое. Ну и конечно, всей творческой команде, которая, как они сами говорят, была целиком из Прибалтики: Гинтарас Содейка, Агне Кузмицкайте, Ирина Комиссарова, Артис Дзерве, Эугениюс Сабаляускас. Надеюсь, что, когда карантин закончится, у меня будет возможность вернуться в Москву и возродить «Чайку» для нового полёта, который, надеюсь, продлится ещё десятилетия. 

Источник — FB Оскараса Коршуноваса
Пресса
Дарья Мороз: «Считаю себя честной стервой», Анна Позина, Известия, 8.04.2020
«Чайка» улетает в «Инстаграм», Анна Чепурнова, Труд, 20.03.2020
Залётная птица, Татьяна Власова, Театрал, 16.03.2020
Легендарная «Чайка» вернулась на сцену МХТ имени Чехова, видеосюжет телекомпании РЕН-ТВ, 11.03.2020
Театр-театр, Алена Карась, Colta.ru, 6.03.2020
Крик «Чайки» в айфоне, Марина Токарева, Новая газета, 3.03.2020
Модная птица, Ирина Корнеева, Российская газета, 3.03.2020
Пять пудов ревности, Ольга Федянина, Коммерсантъ, 2.03.2020
«Чайка» — премьера в МХТ имени Чехова, видеосюжет телеканала «Культура», 1.03.2020
Премьера «Чайки» в МХТ: зрителям разрешили фоткаться и селфиться, Марина Райкина, Московский комсомолец, 1.03.2020
Хищное обаяние кармы, Наталия Каминская, Петербургский театральный журнал, 1.03.2020
В МХТ имени Чехова открылась выставка «Чайка. Перезагрузка», видеосюжет телеканала «Культура», 28.02.2020
Коршуновас vs Станиславский, Ксения Данцигер, Экран и сцена, 27.02.2020
Интервью с Оскаросом Коршуновасом, видеосюжет телеканала «Культура», 27.02.2020
«Чайка» прилетела…, видеосюжет программы «Доброе утро», Первый канал, 27.02.2020
«Чайка» возвращается на сцену МХТ имени Чехова, видеосюжет телеканала «ТВ-Центр», 26.02.2020
«Чайка» возвращается на сцену МХТ под музыку The Prodigy, видеосюжет телекомпании НТВ, 26.02.2020
На сцену МХТ имени Чехова возвращается «Чайка», видеосюжет телеканала «Культура», 20.02.2020
Игорь Верник сыграет Тригорина в новой «Чайке» литовского режиссера, Иветта Невинная, Московский комсомолец, 6.02.2020
В МХТ появится «Чайка» Коршуноваса, Виктор Борзенко, Театрал, 20.01.2020
Театр в 2020 году: 12 главных событий, Алла Шендерова, The City, 13.01.2020