Художественное руководство и дирекция

Руслан Кулухов
Владимир Хабалов
Ляйсан Мишарина
Наталья Перегудова
Сергей Шишков
Вячеслав Авдеев
Константин Шихалев

Творческая часть

Репертуарная часть

Наталья Беднова
Олеся Сурина
Виктория Иванова
Наталья Марукова
Людмила Калеушева

Медиацентр

Анастасия Казьмина
Дарья Зиновьева
Александра Машукова
Татьяна Казакова
Наталья Бойко
Екатерина Цветкова
Олег Черноус
Алексей Шемятовский

Служба главного администратора

Светлана Бугаева
Анна Исупова
Илья Колязин
Дмитрий Ежаков
Дмитрий Прокофьев

Отдел проектной и гастрольной деятельности

Анастасия Абрамова
Инна Сачкова

Музыкальная часть

Организационный отдел

Отдел кадров

Анна Корчагина

Отдел по правовой работе

Евгений Зубов
Надежда Мотовилова

Финансово-экономическое управление

Альфия Васенина
Ирина Ерина
Елена Гусева

Административно-хозяйственный отдел

Марина Щипакова
Татьяна Елисеева
Екатерина Капустина
Сергей Суханов
Людмила Бродская

Здравпункт

Татьяна Филиппова

Константин Хабенский: не то время, чтобы бегать между струйками

Андрей Ванденко, ТАСС, 13.11.2023
О юбилее, проверке хребтины, экскурсии по кабинету, великолепной десятке и полете чайки

— У нас с вами, Константин, получается многосерийное интервью. Начали разговор весной, взяли паузу на лето, теперь вот встретились после празднования 125-летия Художественного театра. Хочу спросить про сегодняшнее настроение. 


— Прекрасно. Все прекрасно.

— И никакого чувства похмелья после юбилея? Помните, у Василия Шукшина? «А поутру они проснулись…»

— Конечно, помню. Но оно ведь бывает разным, похмелье. Радостным, когда просыпаешься и понимаешь, что отлично провел время. А порой случается и качественно другого уровня: открываешь глаза и сознаешь, что все зря. Хотя привкус во рту, как правило, один и тот же…
У меня, образно выражаясь, первый вариант — послевкусие хороших посиделок.
Объяснение простое: идея празднования 125-летия Московского Художественного театра принадлежала не мне, а досталась по наследству от предыдущего руководства. Машина была запущена, выделены деньги… Что любопытно, выдали поровну — МХТ имени Чехова и МХАТу имени Горького.
Мы освоили всю сумму. В основном на творческие события. Очень хотелось, чтобы те не оказались одноразовыми. Поэтому решили и юбилейный вечер 26 октября не превращать в торжественное собрание с зачитыванием дипломов и поздравительных телеграмм, а дали премьеру «9 ряд. 10, 11 место».
После чего включили спектакль в репертуар.

— Вот и спрашиваю: вроде уже финишировали, надо бы сбросить обороты, дух перевести, а 126-й сезон только в начале.

— Ни о каком финише речь не идет. Пройдена лишь юбилейная дата, выполнено то, что планировалось к ней, но жизнь продолжается в нормальном рабочем режиме.
В октябре сыграли на основной сцене сразу две премьеры — «Маскарад с закрытыми глазами» и уже упомянутый «9 ряд». Это было безжалостно по отношению ко всем цехам и службам театра. Я сделал выводы и клятвенно пообещал, что больше подобное не повторится. Слишком напряженный график. 

— Если не заняты вечером на сцене, откуда предпочитаете смотреть спектакль — из кресла Станиславского или же Немировича-Данченко? Оба — в том самом девятом ряду, но через проход. Говорят, Олег Ефремов предпочитал место Константина Сергеевича, а Олег Табаков, это я видел сам, садился в кресло Владимира Ивановича.

— Во-первых, предпочитаю не сидеть на двух стульях.

— Зачетный ответ. Домашняя заготовка?

— Нет… Во-вторых, лучше отдать места нашим гостям. Для них это наверняка станет потрясением. Спектакли смотрю с галерки, с верхнего яруса. Ставлю с краю стульчик. Отличный ракурс. С высоты видна полная картина сценографии и работа актеров.

— Подкручивать приходится?

— Иногда. Стараюсь действовать очень деликатно, не хочу давить на коллег.

— В премьерном «9 ряду» вы изображаете рабочего сцены.

— Кого режиссер Денис Азаров доверил, того и сыграл. Но волею судеб получился некий знак. Когда-то я начинал как монтировщик в театре-студии «Суббота» в Ленинграде. Такой вот виток моей жизни вышел.

— Смотрел на вас из зала и думал, что ссутулились еще больше. То ли по роли, то ли из-за жизни.

— Второе. Из-за жизни. Видимо, все-таки устал.

— Груз ответственности давит?

— Ноша приятная, хотя нервотрепки должность худрука, конечно, добавила.

— И ограничила свободу маневра?

— Безусловно. Правда, до сих пор так и не понял, насколько сильно. Определенные ограничения были и раньше, связывал их с работой благотворительного фонда. Многие поступки корректировал, сверяясь именно с этим. Чтобы не навредить.
Потом добавилась театральная история. Пока оставался в статусе актера, по сути, отвечал лишь за себя. Теперь хлопоты возросли кратно, нужно думать обо всем, что происходит в жизни МХТ. Постигаю эту науку.

— Не пожалели, что ввязались?

— Раньше следовало взвешивать риски — в день, когда соглашался. Сегодня метаться поздно. Повторюсь, должность худрука чертовски тяжела, но и катастрофически увлекательна.

— В чем ваша мотивация?

— Она не поменялась с тех пор, когда уезжал из Санкт-Петербурга в Москву. Хотел проверить свои силы и крепость хребтины. Я ведь никуда не делся из профессии, а она не позволяет останавливаться. Надо покорять новые для себя пространства, поднимать планку. Сейчас идет очередная проверка.

— До перехода в МХТ однажды вы уже пытались покорить Белокаменную.

— Да, в 1996-м был опыт в «Сатириконе», где за относительно короткий срок многому научился.

— Видимо, что-то пошло не так, раз не задержались?

— Нет, я благодарен Константину Аркадьевичу Райкину и команде театра. Мы до сих пор в прекрасных отношениях. Многие уже ушли из труппы, но я вспоминаю тот период с теплом. Ощущения неудачи точно нет. Может, со временем научился любой опыт воспринимать исключительно с точки зрения плюсов.
Играл я в «Трехгрошовой опере», «Сирано», роли были с небольшим количеством слов, на сцене появлялся нечасто, поэтому с огромной радостью вернулся в родной Санкт-Петербург в Театр Ленсовета к Юрию Николаевичу Бутусову, и мы начали жадно работать над спектаклем «Калигула».

— Вас легко взяли обратно?

— Умные люди посоветовали мне не сжигать мосты, я послушался их и, служа в «Сатириконе», приезжал в Питер, играл в «В ожидании Годо» и «Войцеке».

— Сколько времени вы тогда провели в Москве?

— С полгода. Но наелся, как говорится, досыта… Пока не нашел съемную квартиру, жил в подвале «Сатирикона». Очень удобно: проснулся утром, умылся — и сразу на репетицию, никуда ехать не надо.

— Райкин потом не высказывал сожаления, что отпустил будущую звезду?

— Не слышал от него подобного. Повторяю, расстались мы прекрасно. Я заготовил прощальную речь, хотел поблагодарить Константина Аркадьевича за науку, но увидел его после спектакля (в тот вечер играли «Трехгрошовую оперу») — мокрого от пота, уставшего, даже обессиленного, — и весь мой стройный монолог мигом улетучился. Начал сбивчиво произносить путаные слова, Райкин остановил поток сознания и пожелал мне удачи. Сказал: жаль, что уходишь, но… Мы улыбнулись, пожали друг другу руки и на том расстались. Все. Я пошел с этим багажом дальше, вперед.

— Чтобы вернуться сюда в 2003-м. За 20 лет почувствовали себя москвичом?

— Вот честно: не задавался этим вопросом, не забиваю голову подобной ерундой. Совершенно очевидно, что сегодня мой дом находится тут, здесь меня ждут.

— Вы как-то обмолвились, что равнялись в профессии на Олега Янковского, он служил для вас неким индикатором мастерства.

— Не вспомню контекст, но, полагаю, я говорил не только об актерском ремесле, но и о человеческих проявлениях. Олег Иванович действительно нравился мне и как артист, и как личность.
Разумеется, обязан назвать и Олега Павловича Табакова. Общение с ним было совершенно особенным. Хотел бы что-то перенять у него, может, даже присвоить себе, но не получается. И не получится. По банальной причине: надо быть соразмерным Табакову, а это глыба.
Речь опять же не только об игре на сцене или экране, но и о поведении в жизни. Отдаю себе в этом отчет.

— Прежде я не раз бывал в кабинете Олега Павловича, но теперь не узнаю его. Он стал другим. 

— Стены те же.

— Ремонт вы делали?

— Да. Не нравится?

— Не вижу ничего, оставшегося от Табакова.

— Сразу решил, что не буду превращать это помещение в мемориальный музей. Не думаю, что и Олегу Павловичу понравилась бы идея. Теперь здесь вещи, каким-то образом связанные со мной. Могу рассказать о каждой, если интересно.

— Давайте пройдемся по фотографиям. Начнем с вашей совместной с Табаковым.

— В ней есть настроение. Нас поймали в момент очередного моего закидона. Мы же постоянно спорили с Олегом Павловичем, и сейчас это возвращается ко мне бумерангом.

— В смысле?

— В прямом. Прилетает по башке. Когда-то не соглашался с Табаковым, а теперь пытаюсь делать то, чем занимался он. Олег Павлович говорил о театре как о доме, где, извините, не надо гадить. Это если передать близко к оригинальному тексту, простыми словами…

— Табаков не особо ограничивал себя в лексике.

— Да, и мне однажды предложил вынуть моторчик из жопы. И такое было…
Что касается театра-дома, я возражал Олегу Палычу, говоря, что это краткосрочное объединение людей, которые полюбовно сошлись вместе на определенный период, а потом разбегутся в разные стороны. Они вольны заниматься чем угодно — сниматься в кино, играть в спектаклях на других сценах…
Табаков делал поправку на мою горячность и иронично посмеивался, мол, поговори, поговори. Сейчас уже я, будучи худруком, слышу нечто подобное от актеров МХТ и понимаю: все возвращается. Тоже стараюсь с юмором относиться к речам коллег, тем не менее пытаюсь организовать нашу жизнь интересно и содержательно, чтобы никому не хотелось бежать отсюда.

— А почему вы повесили фото Гагарина с дочками?

— Во-первых, человек-легенда с безупречной репутацией, во-вторых, хороший снимок, а в-третьих… Когда в 2020 году началась пандемия, мы с ребятами организовали некое мужское братство. Нас было десять человек — тех, кто решил финансово и морально поддержать коллектив Художественного театра. Мы назвали себя МХТ имени Гагарина — Мужской Хор Творцов имени Гагарина.
Опять спросите: почему именно Юрия Алексеевича? И на это есть ответ. Первая помощь была оказана нашим возрастным коллегам, чья зарплата очень зависит от количества выходов на сцену. Напомню, весной 2020-го театры на время закрылись, спектакли не игрались, вот я и предложил друзьям объединиться, чтобы поддержать тех, у кого нет такой финансовой прослойки, как у нас. Дескать, давайте немножко растрясем жирок. Начали с помощи пожилым артистам нашего театра.

— Назовите великолепную десятку.

— Миша Пореченков, Игорь Верник, Стас Дужников, Миша Трухин, Леша Кравченко, Юра Стоянов, Андрей Бурковский, Толя Белый, Женя Миронов…
Сейчас забуду кого-нибудь, убьют потом… По-моему, всех перечислил. Ну, и я тоже был в этом хоре.
Мы запустили проект 12 апреля и установили возрастной ценз: под программу помощи попадали все, кто родился на момент полета в космос Юрия Алексеевича. Иначе говоря, от 1961 года и — вниз, вглубь веков.

— А что вы делали? Скидывались, пуская шапку по кругу?

— И это тоже. Еще прочитали в соцсетях поэму Игоря Верника о том, как Гагарин летел и видел Землю с орбиты, не подозревая, что однажды проклятый коронавирус захватит нашу планету…
Мы с ребятами решили не останавливаться: возрастным актерам помогли, давайте подсобим вахтерам МХТ, гардеробщикам, лифтерам, костюмерам…
Когда их обошли, а запал остался, постановили финансово поддержать молодых мам нашего театра, у которых дети не старше трех лет. Затем стали думать, кому бы еще помочь. Почувствовали в какой-то момент: это реально заводит и объединяет нас. Очень азартная штука!
Из-за локдауна в театр никто не приходил, все сидели по квартирам и дачам, а тут возникло ощущение, словно мы снова вместе.
Потом скинулись на памятник Кире Головко. Она дважды получала премию Табакова и умерла за год до ухода Олега Павловича из жизни, в 2017-м. Ее могила стояла без надгробия, и мы это исправили.
Осенью 2020-го поздравили коллег с полноценным открытием сезона, в декабре переправили какую-то сумму в Пермский край в благотворительный фонд, который приглашал Деда Мороза и Снегурочку к детям, оставшимся на Новый год в больницах. Для поддержания настроения, чтобы было не столь одиноко.
Словом, так мы продержались год и в апреле 2021-го самораспустились, МХТ имени Гагарина перестал существовать. Коронавирус понемногу отступал, все вернулись в театр, начали работать…
На память о нашем Мужском Хоре Творцов осталась вот эта коробочка конфет, ее подарили мне зрители после очередного спектакля. Видите, что написано?

— «Первый человек в космосе».

— Именно!
— Не съели?

— Ни одной! Сначала похвастался в нашем чате, мол, есть сладкий презент, «хористы» тут же в шутку стали требовать, чтобы поделился, и я решил: не доставайся же ты никому! И… положил конфеты на полку в кабинете.

— Еще вот про этот экспонат спрошу, и закончим экскурсию. Рядом с Гагариным висит фото Чаплина.

— Актер, который всю жизнь рассказывал о маленьком человеке. Будучи великим, не забронзовел и не сбил прицел. Считаю Чаплина одним из своих учителей.

— Но почему он в робе, а не в классическом котелке и с тросточкой?

— Как говорится, от сумы и от тюрьмы не зарекайся…
Это напоминание самому себе: в каких бы кабинетах ты ни сидел, всегда надо быть готовым к тому, что однажды придется встать и налегке уйти в светлую даль с запасом стрел. Вот и все.

— Помогает?

— Стараюсь не забывать. У меня не было и сейчас нет внутренней задачи держаться за кресло. Я здесь немножко для другого. Художественный театр построен не нами, мы обязаны сберечь его, сохранив историю и традиции. При этом место, которое Олег Павлович справедливо называл домом, должно оставаться теплым, живым и человечным.

— У вас на сколько лет контракт?

— На пять. Лишь кажется, будто долго, а фактически уже завтра закончится. Время быстро летит…
Кстати, вы знаете, что знаменитая чайка на занавесе МХТ парит слева направо, а на фасаде здания Федора Шехтеля в Камергерском переулке и на всех наших официальных бланках — в другую сторону?

— Почему?

— Хороший вопрос. Правда, ответ на него получить не у кого… Мы хотели побаловаться и войти с этим креативом в юбилейный сезон — развернуть чайку в нужном направлении, дорисовать ей обрезанные крылья. Потом решили повременить.

— Не определились с верным маршрутом?

— Проконсультировались со знающими людьми. Считается, полет справа налево — это из настоящего в прошлое, а слева направо — из настоящего в будущее… В общем, пусть пока так летает. И в ту, и в другую сторону.

О наглости, мхатовской паузе, возвращении в кино, беспричинном счастье и длине поводка

— В МХТ вы служите с 2003 года, но за 15 лет при Табакове сыграли лишь в пяти разных спектаклях. Он вас придерживал?


— Нет, это была моя позиция. Честно.
Олег Павлович периодически предлагал роли, но зачастую я отказывался. По разным причинам. Уже были назначены какие-то съемки, и я не мог их отменить, либо предложение, которое делалось, казалось мне не слишком интересным.
Так повелось с момента нашего знакомства с Табаковым, когда я клюнул на приглашение и приехал на «Утиную охоту». Начал репетировать и понял: роль Зилова мне на вырост, на премьере ее не сыграю, но тут есть где покопаться, поискать и найти в результате что-то стоящее.
Параллельно Олег Павлович предложил роль в «Табакерке». Я пришел, чтобы понять, о чем речь. Пьесу читал Табаков, стараясь сделать это смешно. Когда закончил, спросил меня: «Ну?» Я прямо ответил, что не позволял себе в Санкт-Петербурге участвовать в подобных спектаклях, почему должен это делать в Москве?

— Что было не так?

— Откровенно слабая драматургия. Какая-то третьеразрядная итальянская вещица. Играть было нечего. Я ушел, чтобы нагло продолжить репетиции «Утиной охоты».

— Как отреагировал Табаков?

— Честь и хвала Олегу Павловичу, переварил спокойно. И в дальнейшем я разговаривал с ним открыто, поскольку понимал: перехитрить его невозможно, не надо и пытаться. Единственным моим оружием была прямота. Объяснял, почему не смогу играть по многу спектаклей. Если репетировать и работать по максимуму, как нас учили в театральном институте, упаду без сил. По-другому не умею, не получается. Хорошо это или плохо, но факт.
Пару лет назад у меня оставался только «Контрабас». Помню, как мы с Глебом Черепановым сокращали его на сорок пять минут. Делали это буквально со слезами на глазах, поскольку придумали спектакль с начала и до конца, все было вкусно, но чем-то приходилось жертвовать. Надо ведь заботиться и о комфорте зрителя. В итоге ужали до часа пятидесяти пяти минут без антракта.

— Трудно, наверное, проводить одному на сцене столько времени?

— Да, пока это самый тяжелый спектакль в моей жизни. Не по внутреннему хулиганству, а по физике.

— Теряли вес?

— По первости — да. Очень сильно. И голос тоже. Потом как-то научился справляться, но все равно понимал, что играть «Контрабас» можно лишь при условии, что на следующий день будет выходной, отходняк. Хотя по факту получилось, что за семь или восемь лет существования «Контрабаса» такая радость случалась раз пять, наверное. Либо съемки назначали, либо другой спектакль ставили.

— Сколько у вас сейчас набегает выходов на сцену МХТ в месяц?

— По-разному. Как решит репертуарная часть. Я не влияю на процесс, лишь утверждаю финальное расписание. 

— Но ваши пожелания наверняка учитывают?

— Прошу об одном: не мучайте. Бывают месяцы, когда у меня заняты по 20 вечеров. Это много. Такова вынужденная необходимость. Это важно и для кассы театра, и для зрителей.

— Народ идет на Хабенского?

— Получается, так. Пока идет. Видимо, сохраняется шлейф киноролей, помогая привлекать внимание к персоне.

— Скромничаете. По итогам года вас опять признали самым популярным актером страны. В опросе вы опередили Сергея Безрукова, Владимира Машкова, Сергея Бурунова и Александра Петрова.

— Это было неожиданно, честно скажу. Разговаривал потом с Юлей Пересильд, которую назвали лучшей среди женщин. Сказал: с тобой-то все понятно, а я с какого рожна? Фактически два года не работаю в кино. Только по мелочам. Чтобы было понятно: с момента, как стал худруком МХТ, у меня набралось — внимание! — 14 съемочных дней. Для сравнения: в обычном режиме проводил на площадке около 200 смен ежегодно. Не менее. А тут — две недели за два года.
Теоретически мог сниматься минувшим летом, но, во-первых, не получил по-настоящему интересных предложений. Во-вторых, принципиально решил отдохнуть, поскольку, как вы справедливо заметили, стал еще больше сутулиться. Очень устал.

— К морю рванули?

— По недельке разделил. Был на Байкале. Впервые приезжал пару лет назад, очень понравилось, решил вернуться. В этот раз и на Ольхон съездили, камушки с бережка побросали. Замечательное место!

— Купались?

— Обязательно. В августе самая теплая вода, градусов 18–20. Мне больше не надо. Хотя успел и в теплом море поплавать, и с друзьями совершить круиз по Волге, подняться из Астрахани в Казань. Против течения. 
Собственно, и весь отдых. Теперь я чиновник, поэтому и отпуск сократился. Что стало для меня сюрпризом. Раньше-то, как актер, мог гулять почти два месяца.

— А где снимались, в каких картинах?

— Во-первых, «Малышарики». Кино для самых маленьких. Воплотили с Лизой Боярской мечту. Я давно озвучивал папу в проекте, а тут продюсеры наконец-то нашли деньги, режиссера и сняли полнометражный фильм. Я провел на площадке пять дней. Забавно, но при всей загруженности Елизаветы Михайловны Боярской и моей наиболее занятым оказался кот Куклачева, который так и не появился на съемках, поскольку гастролировал где-то в Казахстане. Такой вот прекрасный анекдот.
Еще летом я снялся в новых «Бременских музыкантах». Картина выйдет в прокат 1 января. У меня роль Сыщика. Собралась замечательная актерская команда. Маша Аронова, Сережа Бурунов… Тихон Жизневский играет Трубадура. Часть исполнителей не могу назвать, поскольку продюсеры не давали пока разрешения говорить, кто скрывается под масками Осла, Петуха, Собаки и Кошки — не Кота.
Ну а прекрасные песни Геннадия Гладкова, к сожалению, недавно покинувшего нас, все, конечно, узнают.

— Выход в прокат 1 января — попытка повторить успех «Чебурашки»?

— Не ко мне вопрос. Я свою работу выполнил. 
Кроме того, будущей весной выйдет фильм «Сто лет тому вперед», вариация на тему Алисы Селезневой.
Словом, у меня пойдет одна премьера за другой, правда, пока в микродозах.
Честно скажу, надеялся, моя персональная мхатовская кинопауза будет покороче. Понимал: перерыв в съемках неизбежен, иначе не смогу ничего понять в театре. Вот совсем ничего! Сказал себе: на время — стоп. Но рассчитывал вернуться в кино месяцев через шесть — восемь, а возвращение начинаю лишь сейчас.
Конечно, хочу сниматься. Даже не пытаюсь скрывать этого.

— И в сериалах?

— Не гнушаюсь. Как раз рассматриваю сейчас два хороших варианта. Полный метр и большой сериал. Если все сложится, начну зимой.

— Теперь в театре возьмете паузу?

— Нет, хочу совместить одно с другим. Поэтому и планирую, чтобы съемки шли не параллельно, а друг за дружкой. Последовательное соединение полупроводников…
Да и от административной работы в театре меня никто не освободит. 
Еще весной рассказывал вам, что как-то сел и посчитал: с ноября 2021-го по июль 2022-го, лишь за первый свой сезон, провел более 360 встреч. Можете себе представить? До сих пор с трудом верю в цифру. Наверное, никогда в жизни столько не общался! Договаривался, планировал, придумывал, убеждал… И так — по кругу. Это были не только сотрудники и актеры МХТ или приглашенные режиссеры. Деловые встречи, связанные со спонсорами, новыми проектами.
Как, извините, тогда не треснул, не знаю. Сделал вывод: надо сокращать контакты. Иначе попросту нельзя. Поэтому теперь, если понимаю, что идет перебор по внешней активности и количеству встреч в день, говорю: стоп-стоп-стоп, переносим, убираем, отменяем. Мне встречи для галочки не нужны.

— Вы интроверт?

— Я разный. В какой-то момент могу быть и душой компании, но чаще предпочитаю отдать знамя другим. В нынешней ситуации в МХТ я не мог многое делегировать или передоверить, сам разбирался, вникал.

— На кино времени у вас не оставалось, но для съемок в рекламе его находили.

— Думаете, подловили, да? Отвечу. Давно понял: лучше сняться в телерекламе, чем зарабатывать деньги, играя в плохих фильмах. Для себя решил, что так будет честнее по отношению к профессии. 

— Но все-таки статус худрука МХТ, по сути, главного драматического театра страны, а тут, извините, какая-то банковская карта…

— Нет-нет, давайте объясню еще раз. Полагаю, мое личное участие в рекламе не может уронить ничей статус. Раньше я тоже рекламировал банки, и теперь ничего глобально не поменялось. Возглавив МХТ имени Чехова, я не сделался талантливее или умнее, остался прежним. 
Да, должность накладывает определенные обязательства — глупо спорить. Именно поэтому с некоторых пор стараюсь много не болтать.

— Наверняка встречали в СМИ и соцсетях скептические комментарии в свой адрес после назначения худруком?

— Да, конечно. И прекрасно понимаю природу сомнений. Мне тоже до последнего момента казалось, что МХТ должен возглавить человек с управленческим опытом.

— Это выглядело бы логично.

— Когда мне предложили должность, рефлексия не развеялась, но перебороло желание сделать что-то полезное для театра. Та малая толика мудрости, которую обнаружил внутри себя, пыталась сказать: не надо, откажись. Однако было бы непростительно упустить шанс попробовать. Ситуация вынуждала. В театре, будем откровенны, обстановка в последние годы складывалась не самая веселая. И по премьерам, и заполняемости зала, и по атмосфере в труппе. Это чувствовалось.

— Вы же сами когда-то говорили, мол, менеджер из меня нулевой.

— И сейчас продолжаю повторять. Однако я учусь, параллельно подбирая в команду людей умнее себя. Чтобы прислушиваться к их мнению. Они и должны подсказывать, как сделать лучше.

— Но сравнений с Табаковым вам не избежать.

— Понимаю. Но стараюсь не думать об этом. Какой резон? Бессмысленно пытаться подпрыгнуть, чтобы встать вровень. Глупая трата времени. Стремлюсь делать так, чтобы не было стыдно перед памятью Олега Павловича и его друзьями, которые еще живы. Не все получается, что совершенно нормально и естественно. Должно пройти какое-то время.
Сегодня главное — не потерять чувство юмора и самоиронии. И в актерской профессии это важно, но здесь, в кресле худрука, становится, пожалуй, ключевым.

— Известным актерам позволено больше, чем прочим смертным. В том числе в праве на риск и ошибки. Популярному артисту в должности худрука сразу голову не снесут.

— Не думаю, что за мной зарезервировано право на амнистию. Но проверять не тороплюсь.

— А длину поводка?

— Знаете, я, как, кажется, и вы, пребываю в иллюзии свободного человека.

«О сухих и мокрых, улыбке, иллюзии свободы, благотворительности и страхах»

— Мы с вами ходим пока вокруг да около, изъясняемся экивоками, как и положено во времена компромиссов, но я все же хочу задать конкретные вопросы.


— Давайте. Но, кстати, готов поспорить относительно того, какое сейчас время.
Недавно оказался в компании людей, которые старше, умнее, талантливее, богаче меня (все эти составляющие вместе). Был задан вопрос: что за эпоха нынче на дворе. И я, особо не думая, вдруг сказал: самая честная и определенная.

— Объясните.

— Раньше можно было попытаться проскочить между струйками, а теперь точно не получится. Либо ты сухой, либо — мокрый.

— А вы какой?

— Мокрый, конечно. Меня уже окатило с головы до пят.

— Стоило оно того?

— Потом об этом подумаю. Потом! А сейчас отвечу очень просто: для меня не стали неожиданностью слова о каких-то моих поступках. Прекрасно отдаю отчет в том, что делаю и ради чего.
Другой вопрос, что, прежде чем совершить тот или иной шаг, я долго мучился и размышлял. Как любой нормальный человек. Но, приняв решение, уже не колебался.
Скажу еще одно. Это говорил и труппе, когда собирал ее. Фактически мы живем в одном доме, проводим здесь много времени, возможно, лучшие минуты, часы, дни жизни. Нас никто не заставлял сюда идти, не гнал палкой. Нам тут нравится. Если же кому-то стало нестерпимо холодно, это не значит, что он может взять кресла из зрительного зала и развести костер в фойе. Сначала надо поинтересоваться мнением других людей, тоже живущих в этом доме, холодно им и готовы ли они греться таким образом.
Мне кажется, всем артистам полезно время от времени перечитывать «Этику» Станиславского. Там многое сказано между строк, в частности про сохранение рабочего климата внутри коллектива.

— Вы говорили весной и повторили сейчас, в ноябре, что живете в иллюзии свободы. За полгода, по-вашему, ничего не поменялось?

— Конечно, многое стало иначе. Я же вижу, что происходит вокруг.

— И?..

— Продолжаю убеждать себя. И работать. Мы все скрываемся в этом. Работа позволяет не потерять смысл жизни, сохранить любовь к делу, которому служишь. Если это уйдет, можно закрывать лавочку и расходиться по домам. Наверное, скажу банальность, но воспринимаю наш театр как островок, где мы согреваем друг друга шутками, заботой. По-другому нынче нельзя.
Вот вы спрашиваете про перемены. С момента нашего последнего разговора я научился улыбаться, когда сверху что-то тяжелое наваливается. Раньше так не получалось.

— Опять не понимаю.

— Улыбаюсь ситуации и себе в ней. Это приобретенный инстинкт, прежде у меня его не было.

— Речь про самосохранение?

— Или делосохранение. Не знаю, как иначе сказать, чтобы стало яснее. Наверное, одно от другого сейчас сложно отстегнуть.

— Смотрел недавно беседу вашего коллеги и, думаю, в каком-то смысле учителя Константина Райкина…

— В прямом смысле учителя.

— Райкин говорил, что умеет льстить и улыбаться даже неприятному ему человеку ради достижения нужного для дела результата. Интервьюер Forbes Антон Желнов не стал развивать тему, а меня царапнуло. Вы в схожей ситуации как себя ведете?

— Хорошо понимаю Константина Аркадьевича, поскольку проделывал все это и буду делать ради своего благотворительного фонда. Что касается театра, пока так не получается. Но здесь ключевое слово «пока».
Наверное, придется овладеть искусством политеса. Прежде не сталкивался с ним, старался избегать скользких ситуаций, не ходил, куда не хотел. А сейчас мне надо бывать везде.

— Но вы и раньше могли прийти в Кремль со значком «Дети вне политики», заявив тем самым свою позицию. 

— Было. Но тогда я отвечал за себя и за фонд. Теперь немного иная ситуация. 

— Райкина спросили и о том, не стал ли уже коридор между безрассудством и подлостью?

— Могу лишь повторить: сохраняю иллюзию, что для меня он не сузился.

— Иллюзия — слово лукавое, за ним же можно спрятаться.

— Но мне действительно так кажется.

— Вы честны с собой?

— Стараюсь. И очень расстраиваюсь, когда не получается реализовать намеченное. По политическим причинам, идеологическим или каким-то еще. При этом у нас сложилась правильная атмосфера в театре. Это не мое наблюдение, не я сформулировал, другие заметили и рассказали. И дело не в каких-то победоносных премьерах или сногсшибательных провалах — нет. Сложился коллектив, мы хотим быть вместе в это сложное время.
У нас в стране (да и в мире) каждый квартал или полгода происходят события, переворачивающие все вверх ногами. Нужно опираться на твердую почву. МХТ такой.

— Много людей, с которыми вы можете сегодня откровенно говорить о политике?

— Наверное, два человека. Те, которые реально понимают в этой теме.

— Что страшит лично вас?

— В общем-то, все просто и банально. Например, боюсь болезней, которые могут сильно испортить жизнь не только мне, но и близким людям. Не хочу никому быть обузой.

— После ухода из жизни вашей первой жены прошло более 15 лет. Правда, что время лечит?

— Наверное. Но фантомные боли остаются, привыкаешь жить с ними. Если опустить руки и впасть в уныние, это никому не пойдет на пользу. Я так думаю.
Строго говоря, и мой благотворительный фонд вырос именно из того времени, из ситуации с Анастасией.

— Скольким онкобольным вы помогли?

— У нас под опекой не только те, у кого обнаружен рак, но пациенты с тяжелыми поражениями головного и спинного мозга. Могу запутаться в цифрах, лучше проверить по бумагам… Читаю: «Фонд оказал адресную помощь четырем с лишним тысячам детей, свыше 11 тысяч юных подопечных и членов их семей при поддержке фонда приняли участие в реабилитационных программах и проектах. Более 9 тысяч врачей участвовали в различных семинарах по повышению квалификации. Осуществлено 179 поставок современного высокотехнологичного оборудования, расходных материалов в 11 медучреждений Петербурга, Москвы и Екатеринбурга…

— А в деньгах?

— Точную сумму по памяти не назову, в этой справке она не указана, но, по-моему, мы собрали три с половиной миллиарда рублей. Неплохо, да? Сейчас в фонде трудятся 44 человека. Плюс я, 45-й. Работаю без денег. Бездельник. Сам себя так называю.

— „Безденежник“ звучит получше.

— Принимается.

— Спрашивал об этом Юлию Пересильд, у которой тоже свой благотворительный фонд: не притупляется ли в кризис в людях боль и эмпатия, не пропадает ли сочувствие?

— Отвечу так: крупных финансовых доноров всегда было не слишком много, сейчас они не то что сбавили обороты, но точно не увеличили помощь. А обычные люди, от которых получаем около двух третей всех собираемых средств, наоборот — стали жертвовать деньги еще активнее.
Тенденция наметилась, как ни странно, в пандемию. С другой стороны, может, это и закономерно. Всех заперли по домам, бесконечная беготня закончилась, появилась возможность задуматься о смысле жизни, задать себе вопрос: куда идем, зачем. И в конце 2020 года случился неожиданный скачок. Мы опасались, что придется пересмотреть планы, ужаться, отказаться от каких-то программ фонда, но оказалось, наш бизнес-план перевыполнен. С того момента пошел новый подъем.

— Каков средний чек переводов?

— Его нет. От 50 рублей до сумм с шестью нулями. Мы всему рады. Вот честно!

О „Мефисто“, амбициях, потрясении Мамоновым, космосе и тех, кого не хватает

— И еще из разговоров с вашими коллегами. Интересовался у Константина Богомолова, который рулит на Бронной. Нет ощущения, что российский театр превратился в пространство протеста?


— На мой взгляд, он во все времена находился в таком состоянии. В теплые и сытые годы позволял себе слегка расслабиться, а потом опять уходил в эзопов язык и подстрочник, чтобы транслировать зрителю какие-то мысли и скрытые смыслы. Обязательно находятся один-два театра, которые передают даже больше, чем написал автор. А остальное во многом зависит от зрителей: поймут ли посланное им обращение, нужно ли им это. Не все идут за подобной информацией. Но такие театры будут всегда.

— МХТ — один из них?

— Посмотрим, посмотрим…

— Но вы такую задачу ставите?

— И когда работал в Питере, и здесь, в Художественном театре, эта история была — и про между строк, и про эзопов язык. Хотя играть вчистую, без подтекстов, иногда тоже правильно, получается очень мощно, и зритель это считывает. По крайней мере, здесь, в МХТ. 

— У вас в репертуаре остается спектакль „Мефисто“, поставленный Адольфом Шапиро в далеком 2015 году к юбилею Победы. Фабула: талантливый актер мог бежать из скатывающейся в диктатуру и террор страны, но остался и возглавил театр, пойдя на сделку с совестью. Конформизм обернулся трагедией. Вам никого не напоминает главный герой по имени Хендрик?

— Понимаю, о чем вы… Возможно, внешне все выглядит именно так.
Глупо спорить: чтобы сохранить жизнь в МХТ, какие-то компромиссы мною уже были сделаны, но… Мы отсюда уйдем, а стены останутся. Придут другие люди и наполнят их новым содержанием. Или не наполнят…
Будет ли финал трагическим? Не знаю. Давайте сначала доживем до него.

— Как худрук вы можете закрыть спектакль до премьеры, если что-то не понравилось?

— Такое право было у Олега Павловича. Сейчас закон не позволяет. Я обязан отчитываться о деньгах, потраченных на постановку. Поэтому лучше корректировать на этапе репетиций. Были ситуации, когда влезал, понимая, что у режиссера творческий затык. Но поправлял аккуратно, не меняя авторский рисунок и трактовку, лишь подсказывая коллегам, как лучше, выгоднее вести линию. Я учу и сам учусь. Постоянно.

— Позволяете себе командный тон?

— Мне кажется, лучше объяснить, четко вложить в уши, глаза и сердце, чем наорать. И мат не использую. Ни на сцене, ни в жизни. Не люблю. Мне хватает запаса слов/ Если же человек не понимает нормальную речь, проще распрощаться с тем, кто не слышит или не хочет этого делать.

— Умеете расставаться?

— Очень тяжелая для меня история. Но неприятную новость говорю всегда сам, не делегирую другим. И обязательно даю шанс исправить ситуацию. 

— Даже в случае с предательством?

— Знаете, до последнего времени — да, давал. Но потом понял, что честнее отрезать сразу, не тянуть. Предавший раз через какое-то время может повторить то же самое. Это уже в генах, в крови. Поэтому сейчас, сталкиваясь с малейшей подлостью, понижаю уровень доверия к человеку. При этом мы можем продолжить работать вместе, заниматься общими проектами, но буду знать, каким количеством информации — душевной или деловой — делиться.

— Чего прощать нельзя?

— Мне кажется, можно все. Хотя… Сложный вопрос. Наверное, убийство.
Меня за это часто ругают, я всегда пытаюсь зайти на противоположную сторону, чтобы понять, чем руководствовался другой человек в своей трусости, предательстве… Это актерская манера. А может, и христианская… Тут все переплетается.
Словом, даже убийство убийству рознь. Хладнокровному, расчетливому лишению жизни нет оправдания. Для остального можно найти причины, объясняющие, почему это было сделано, и простить. Мне так кажется.

— Два года — срок небольшой, тем не менее замечаете в себе какие-то перемены?

— Не задумываюсь об этом, нет желания копаться. То, чем мы сейчас занимаемся, столь масштабно и огромно, что важно самому не испугаться и двигаться дальше. Давно открыл, что, в принципе, можно сделать все, только не нужно бояться.
Досадно, когда приходится отвлекаться на всякую ерунду.

— Как считаете, у худрука должны быть режиссерские амбиции?

— Мне удалось поработать с парой-тройкой настоящих профессионалов, прекрасно знаю, что это за ремесло. Тяжелое и часто неблагодарное. Наверное, правильнее и спокойнее было бы свернуть амбиции в трубочку и засунуть подальше. Но, не скрою, желание попробовать у меня есть. Идеи тоже. Другой вопрос, что в итоге получится. Пока готовлюсь.

— Уже в этом сезоне можете дебютировать?

— Начнем репетировать весной, а выпустим, думаю, следующей осенью. Но в любом случае начнем.
Чувствую, должен выпустить это из себя, не держать внутри. Поскольку творческое бульканье в глубине продолжается, воспользуюсь служебным положением, чтобы наступила определенность. Как говорил Михаил Михайлович Жванецкий, мы имеем то, что охраняем…
Либо пойму, что больше не надо лезть в режиссуру, и закрою тему, либо заставлю окружающих признать: смотрите-ка, оказывается, у него и это получается.
Пока не попробую, ничего не смогу сказать наверняка, хотя опыт моих коллег, перешедших из актерства в режиссуру, показывает, что каких-то больших творческих побед не случилось. По крайней мере, я не видел. Вполне допускаю, что пополню их ряды.

— Тогда зачем множить сущность?

— Отвечу. А зачем я делал моноспектакли, идя на риск? Зачем вписался и снял фильм о концлагере в качестве дебюта? Зачем переезжал в свое время из Питера в Москву? Зачем создавал благотворительный фонд? Зачем совершил еще много того, без чего мог бы спокойно жить?
Это к вашему вопросу о круизе из Астрахани в Казань. Специально маршрут не выбирал, но почему-то и в том случае пришлось плыть против течения. Видимо, так было нужно. Еще есть что-то внутри, не дающее покоя. Когда это перестанет будоражить, угаснут какие-то мои фантазии, создающие — в хорошем смысле! — проблемы и семье, и театру, пойду и займусь чем-нибудь другим. Но пока живу так.

— Вы не сказали, что собираетесь ставить в МХТ. 

— Я суеверный человек. Не стану озвучивать несделанное. Но, конечно, это будет близкое и хорошо знакомое Художественному театру название. 

— Себе роль найдете?

— Нет. Повторяю, знаю, что такое действительно хороший режиссер. Очень надеюсь пройти через эту воду. Ведь есть иной уровень режиссуры — актерский. Когда, по сути, играешь роли вместе с коллегами и выстраиваешь нечто похожее на спектакль по мотивам того или другого произведения. 
У настоящих больших мастеров свой взгляд и на актеров, и на то, что происходит на сцене. Да, мне повезло с ними работать и кое-чему научиться. Но это не значит, будто я стану таким же.
Проверю. Думаю, это нормальный этап. Пойду дальше в новом направлении или вернусь к профессии, которая написана в дипломе: актер театра и кино.
Пока снял лишь „Собибор“ и считаю, что сделал его на 95% своих тогдашних возможностей. Больше про кинематограф на тот момент я ничего не знал. Выжал из себя практически по максимуму. В итоге набрался огромного опыта, сев в кресло режиссера и доведя историю до лонг-листа „Оскара“. И на том этапе меня уже ждали кое-какие открытия.

— Приятные?

— Нет. Понял, что везде все устроено одинаково. Почему-то думал, оскаровские академики особенные, они бережно, щепетильно и трепетно относятся к возложенной на них ответственности… Оказалось, я глубоко ошибался.
Для меня самым честным остался фестиваль „Кинотавр“. По крайней мере, голосовавшие там люди хотя бы посмотрели конкурсные картины…

— У вас когда-нибудь возникало желание оставить ремесло?

— Однажды было. Увидел, как работает Петр Мамонов в фильме Павла Лунгина „Остров“. Это больше, чем роль в художественной картине. Был потрясен. Помню, вышел из кинозала с вопросом: а что я делаю в профессии?

— Чем себя утешили?

— Стал работать. Еще упорнее. Но то ощущение не забыл. Буквально по голове ударило.

— Вы были знакомы с Мамоновым?

— Может, где-то пересекались. Разово. Но это не знакомство.
Испытал хорошую зависть. Белую. Когда вижу крутую работу коллег, для меня это повод что-то перенять у них, извините, даже своровать для себя, примерив и присвоив какие-то приемы. В этом на самом деле нет ничего зазорного или позорного. Часть профессии. А на Мамонова я смотрел и наслаждался.

— Спрашивал вас весной, не было ли идеи объединить два Художественных театра в один. Не сожалеете, что чуда не случилось?

— И тогда вам отвечал, что не ставил перед собой такой задачи. Да и никто всерьез не обсуждал тему единения. Развод в 80-е годы получился бурным и эмоциональным, расколотое точно не собрать в целое. Да и не нужно, если говорить откровенно. Из общего осталась лишь история, настоящее у двух театров совершенно разное. Что и к чему присоединять?..
Я ведь рассказал вам малую часть того, что мы сделали при подготовке к юбилею. Например, слетали на Байконур и выступили перед коллективом космодрома. Марина Брусникина подготовила, на мой взгляд, прекрасный музыкально-поэтический вечер под названием „Смотришь в небо и видишь — звезда“. Получилось по-настоящему вкусно. Чуть дополним программу и на День космонавтики сыграем большой концерт для тех, кто работает в ЦУПе и ни разу не смог побывать на Байконуре.
Мало того, готовимся поехать на космодром Восточный, там выступить.
15 сентября мы провожали Олега Кононенко и Николая Чуба в полет на корабле „Союз МС-24“. В свою очередь 26 октября ребята с орбиты поздравили МХТ со 125-летием. Это было искренне, не для галочки, а абсолютно по-человечески.
Но главное потрясение ждало меня потом. Конечно, знал, что где-то существует орбитальная станция, на ней летают космонавты, но это было холодное понимание предмета. Теперь же увидел, как куда-то ввысь запускают двух знакомых мне людей, они стартуют на ракете весом 300 тонн, и с ними на орбиту отправляются наши маленькие чайки, которых мы передали в качестве индикаторов невесомости.
Потом я стал думать, что станция каждые полтора часа делает оборот вокруг Земли… Вернувшись в Москву, вышел на балкон покурить, и вдруг меня прибило. Осознал, что в эту минуту Олег и Николай могут, образно говоря, пролетать надо мной. Понимаете, для меня это стало личной историей. Где-то в космосе в течение года будут находиться люди, которых я знаю. Очень странная эмоция. 

— Позитивная?

— Но и тревожная одновременно. Ее трудно положить на определенную полочку…
А через неделю, может, дней через пять после нашего возвращения с Байконура я отыграл спектакль, сидел в гримерке, приходил в себя, когда вдруг раздался звонок с неизвестного номера. Обычно не отвечаю, чтобы время не тратить, а тут почему-то взял телефон. Звонил Олег Кононенко с космической станции, спрашивал, как дела. Мы поговорили минуту, и он сказал, мол, извини, вылетаю из зоны приема.
Это было нечто невероятное. Думал, такие чудеса лишь в кино происходят. Оказывается, нет, бывают и в реальной жизни. Со мной вот случилось.

— Отличная история. А чем еще живете вне театра? Какие мысли вас занимают?

— Честно? Мечтаю попариться в своем загородном домике. Там, на природе, сейчас по большей части проживает мама, я иногда заскакиваю, но это удается, дай бог, раз в квартал. Такая скромная у меня мечта. На даче действительно очень хорошо. Сам все придумывал и реализовывал, выстраивал чертежи и облагораживал…

— С размахом сделали, дорого-богато?

— Нет-нет-нет! В свое время у меня был прекрасный сруб на берегу озера в псковской деревне недалеко от Михайловского. Один минус — 650 километров от Москвы, понял, что туда не наездиться, и отдал за символическую плату в хорошие руки. В доме должны жить люди. Примерно по такому же принципу построил и здесь.

— Далеко от Москвы?

— Час езды. Вроде рядом, но времени не хватает. В баню нельзя вбежать на пять минут. Целый ритуал, обряд. Надо приехать, убрать телефон подальше, походить не спеша, извините, даже потупить, ничего не делая… Расслабиться, словом.

— Для этого компания нужна?

— Когда-то ездил с друзьями, заваливались гурьбой, веселой компанией, а теперь мне и одному хорошо. Научился ценить моменты, когда можно ни с кем не разговаривать.

— Горизонт планирования у вас какой?

— Жизнь показала, особенно начиная с ковида, что есть планы А, В и С, но можно жить и без них, в свободном полете. Тем не менее пытаюсь планировать на два года вперед, а там — как получится.

— Кого вам больше всего сегодня не хватает?

— И тут все просто. Скучаю по тем, кто физически ушел от нас. Остальное поправимо. С живыми смогу найти общий язык. А тех, кого нет, уже не вернуть, с ними не договориться…

— Одно имя назовите. Кто ваш камертон, по кому себя настраиваете?

— Папа. Другого такого человека нет. У мамы всегда была совсем иная функция. Папа задал вектор, даже голос передал мне. Нас часто путали по телефону, когда был студентом. Из-за схожести голосов папа в свое время выслушивал много интересных шуток в мой адрес. Наверное, да, именно папы мне более всего недостает…

Оригинал статьи
Пресса
МХТ имени Чехова устроит космический вечер, видеосюжет телеканала ТВ-Центр, 12.04.2024
У Константина Хабенского наладилась связь с космосом, Анастасия Плешакова, Комсомольская правда, 10.04.2024
Константин Хабенский: «С национальной внешностью нужно идти в кино», Ксения Лаптева, Московский комсомолец (Уфа), 5.04.2024
Константин Хабенский: «Зритель должен кайфовать», Мила Киян, Московский комсомолец (Уфа), 27.03.2024
В Уфе с гастролями побывал легендарный МХТ имени Чехова, Гульназ Данилова, Российская газета, 13.03.2024
Завершаются «Большие гастроли» МХТ имени Чехова в Уфе, видеосюжет телеканала «Культура», 12.03.2024
Константин Хабенский рассказал о гастролях МХТ в Уфе, Молодёжная газета Республики Башкортостан, 10.03.2024
В Уфу приехали с гастролями актёры МХТ им. Чехова, видеосюжет ГТРК «Башкортостан», 9.03.2024
Творческий вечер Константина Хабенского состоялся в МХТ, видеосюжет телеканала «Культура», 23.02.2024
В Москве открылся V Зимний фестиваль искусств, видеосюжет телеканала «Культура», 11.01.2024
«Для и про людей»: МХТ Чехова отпраздновал свое 125-летие, Виктория Сытник, видеосюжет Пятого канала, 13.11.2023
Вечера в Камергерском. Выпуск № 5, телеканал «Культура», 27.10.2023
МХТ имени Чехова отметил 125-летний юбилей, Александра Ерошенко, Вечерняя Москва, 27.10.2023
«Молодо, бодро и с верой»: МХТ имени Чехова – 125 лет, видеосюжет «Вести-Москва» («Россия-1»), 26.10.2023
125-летие отмечает Московский Художественный театр, видеосюжет Первого канала, 26.10.2023
Как МХТ имени Чехова отмечает юбилей, видеосюжет телеканала «Культура», 26.10.2023
МХТ им. Чехова празднует 125-летие: почему театр растет, а не стареет, Алена Карась, Ирина Корнеева, Инга Бугулова, Российская газета, 26.10.2023
Вечера в Камергерском. Выпуск № 4, телеканал «Культура», 26.10.2023
Два по 125, Эсфирь Штейнбок, Коммерсантъ, 21.10.2023
26 октября МХТ имени Чехова отметит юбилей, видеосюжет телеканала «Культура», 20.10.2023
Программа «Агора»: 125-летие МХТ, телеканал «Культура», 7.10.2023
CТД провел Выездную школу для молодых актеров, Зоя Апостольская , Российская газета, 27.09.2023
Байконур встретил артистов МХТ!, видеосюжет Роскосмос медиа, 14.09.2023
Более 10 премьер: МХТ им. Чехова открыл юбилейный сезон, видеосюжет телеканала ТВ-Центр, 4.09.2023
Новый театральный сезон открыли в МХТ имени Чехова, видеосюжет телеканала «Культура», 2.09.2023
МХТ имени Чехова открыл новый сезон, видеосюжет телеканала ОТР, 2.09.2023
В Подмосковье стартовал фестиваль «Мелиховская весна», видеосюжет телеканала «Культура», 20.05.2023
В МХТ имени Чехова провели конкурс короткометражного кино, видеосюжет телеканала «Культура», 14.05.2023
Константин Хабенский – о первой Премии Художественного театра, Владислав Флярковский, видеосюжет телеканала «Культура», 2.04.2023
МХТ привез в Петербург «Дядю Ваню», видеосюжет телеканала НТВ, 31.03.2023
Константин Хабенский рассказал, где он любит бывать в Петербурге, Марина Алексеева, Петербургский дневник, 31.03.2023
В Москве впервые вручили премии МХТ, видеосюжет телеканала ТВ-Центр, 28.03.2023
Хабенский, Петров, Михалкова на премии МХТ: яркие кадры, Геннадий Черкасов, Московский комсомолец, 28.03.2023
В Москве вручили I Премию Художественного театра, видеосюжет телеканала «Культура», 28.03.2023
В МХТ им. Чехова вручили молодым талантам первых «пловцов», Инга Бугулова, Российская газета, 28.03.2023
89-летний Станислав Любшин неожиданно получил молодежную премию, Анастасия Плешакова, Комсомольская правда, 28.03.2023
В 2023 году исполняется 125 лет МХТ имени А. П. Чехова, видеосюжет телеканала «Культура», 20.02.2023
Константин Хабенский выступил с громким заявлением, Анастасия Плешакова, Комсомольская правда, 20.02.2023
МХАТ и МХТ готовят премьеры к общему юбилею, видеосюжет телеканала «Россия 24», 31.01.2023
125-летие основания Московского Художественного театра, видеосюжет телеканала «Культура», 31.01.2023
«Истории любви» в МХТ имени А. П. Чехова, видеосюжет Первого канала, 30.01.2023
Истории любви, Елена Алексеева, Ревизор, 28.01.2023
Константин Хабенский: «На дураков, если они не причиняют мне физической боли, не реагирую», Татьяна Завалишина, Нурия Фатхуллина, Бизнес Online (Казань), 15.10.2022
Фестиваль «Золотая маска» проходит в Карелии, видеосюжет телеканала «Культура», 7.10.2022
В фондах музея МХАТ нашли забытые стихи Олега Ефремова, Светлана Хохрякова, Московский комсомолец, 4.10.2022
В МХТ имени Чехова открылся юбилейный сезон, видеосюжет телеканала ТВ-Центр, 5.09.2022
В Красноярске стартовал фестиваль «Золотая маска», видеосюжет ГТРК «Красноярск», 5.09.2022
В МХТ имени Чехова озвучили планы на новый сезон, видеосюжет телеканала «Культура», 2.09.2022
Спецприз 44-го ММКФ вручили Константину Хабенскому, видеосюжет телеканала «Культура», 26.08.2022
В МХТ имени Чехова запустили проект «Артхаб», видеосюжет телеканала ТВ-Центр, 31.05.2022
В МХТ им. Чехова стартовал проект «АртХаб», видеосюжет телеканала ОТР, 25.05.2022
У спектакля МХТ имени Чехова «Контрабас» — «Новое звучание», видеосюжет телеканала «Культура», 18.04.2022
МХТ имени Чехова покажет обновленный «Контрабас», видеосюжет телеканала «Культура», 16.04.2022
Хабенский решил больше не «контрабасить», Александра Чигринская, Московский комсомолец, 15.04.2022
В Петербурге гастроли Московского художественного театра имени Чехова, видеосюжет телеканала «Россия 1» («Вести. Санкт-Петербург»), 25.03.2022
В Александринском театре начинаются гастроли МХТ имени Чехова, Светлана Мазурова, Российская газета, 25.03.2022
Петербуржцам покажут «Враки, или Завещание барона Мюнхгаузена», видеосюжет телекомпании «Санкт-Петербург», 24.03.2022
Константину Хабенскому – 50!, видеосюжет телеканала «Россия 1» («Вести»), 11.01.2022
Константин Хабенский: «Я научился играть агрессивно», Александр Фолин, Кинорепортёр, 8.12.2021
Константин Хабенский рассказал о планах МХТ имени Чехова, Владислав Флярковский, видеосюжет телеканала «Культура», 29.11.2021
Константин Хабенский провел сбор труппы в МХТ имени Чехова, видеосюжет телеканала «Культура», 24.11.2021
МХТ имени Чехова на пороге перемен и обновлений, видеосюжет телеканала «Культура», 24.11.2021
Истории барона Мюнхгаузена на краю совершенного мира, Татьяна Еременко, Вечерняя Москва, 16.11.2021
Константин Хабенский сыграл барона Мюнхгаузена, Ирина Корнеева, Российская газета, 26.10.2021
Неужели, это только «Враки», Карл?, Ксения Позднякова, Scope (Яндекс Дзен), 19.10.2021
Не тот самый Мюнхгаузен, Андрей Крикунов, Свободная пресса, 19.10.2021
Хабенский сыграл Мюнгхаузена, Светлана Хохрякова, Московский комсомолец, 18.10.2021
Константин Хабенский и его Барон Мюнхгаузен, Ирина Шведова, Московская правда, 17.10.2021
МХТ имени Чехова представляет спектакль «Враки», видеосюжет телеканала «Культура», 17.10.2021
Виктор Крамер: «Сегодня — время Мюнхгаузена», Валерия Новокрещенова, Театрал, 12.10.2021
Татьяна Хабенская: Cын сказал мне: «Пиши, мама», Надя Делаланд, Учительская газета, 12.10.2021
Music Box News: спектакль «Поколение Маугли», видеосюжет Music Box Russia, 10.06.2021
Прощание с «Контрабасом», Медиацентр МХТ, 8.06.2021
Театральный проект «Поколение Маугли» возобновится в июне, видеосюжет телеканала «Культура», 20.05.2021
Новый сезон: звезды МХТ спешат к любимым зрителям, видеосюжет телеканала Вести.Ру, 8.09.2020
МХТ имени Чехова представил планы на новый сезон, видеосюжет телеканала «Культура», 7.09.2020
Константин Хабенский пожертвует деньги с госпремии онкобольным детям, Анастасия Рышкова, Комсомольская правда, 24.06.2020
Театры придумали новую схему выживания, Марина Райкина, Московский комсомолец, 8.06.2020
«Круг чтения», вечер современной поэзии. Видеозапись от 27 марта 2020 года, МХТ имени А. П. Чехова и Благотворительный фонд Константина Хабенского, 27.03.2020
ОК на связи! Прямой эфир с Константином Хабенским (видео), социальная сеть «Одноклассники», 16.01.2020
Константин Хабенский отмечает юбилей, Анна Тимина, Театрал, 11.01.2017
Олег Табаков: «За что любят Хабенского? Конечно, за талант!», Дарья Хальзова, Комсомольская правда, 11.01.2017
Гастроли МХТ: «Женитьба», «Контрабас», «19.14» и аншлаги, Елена Маркелова, Известия (Саратов), 27.04.2016
О музыканте-ремесленнике и контрабасе, Александр Лобецкий, РИАСАР (Саратов), 26.04.2016
Хабенский с контрабасом продолжит гастроли МХТ, Андрей Пронин, Фонтанка.ру, 31.03.2016
Константин Хабенский в программе «На ночь глядя», Борис Берман, Ильдар Жандарев, Первый канал, 25.02.2016
МХТ отпраздновал 80-летие Табакова небанально, видеосюжет телеканала «Россия 24» («Вести»), 14.11.2015
Празднование 80-летия Олега Табакова проходит в МХТ, видеосюжет телеканала «Культура», 14.11.2015
Константин Хабенский: «Хорошо работать всегда тяжело», Светлана Жохова, Невское время, 27.06.2015
Хабенский. Зюскинд. Контрабас., Надежда Макаренко, СИА-ПРЕСС (г. Сургут), 19.05.2015
Исповедальный монолог Хабенского-контрабасиста, Светлана Леглер, Сочи Экспресс, 21.02.2015
Константин Хабенский сыграл на контрабасе в Сочи, видеосюжет телеканала «Кубань 24», 20.02.2015
Невыносимая тяжесть контрабаса, Мария Эстрова, Культпросвет, 5.01.2015
Самая быстрая премия, Мила Денёва, Новые известия, 11.12.2014
В 19-й раз вручена премия в области сценических искусств, Александр Мельман, Никита Карцев, Московский комсомолец, 10.12.2014
Константин Хабенский. Правила жизни, Полина Еременко, Esquire, 5.12.2014
Константин Хабенский: «В профессии я наглый, а в жизни — мягкий», Московский комсомолец (Санкт-Петербург), 4.12.2014
Константин Хабенский исполнил «соло на контрабасе» для липчан, видеосюжет телекомпании «Липецкое время», 17.11.2014
Константин Хабенский сыграл на «Контрабасе» в Казани, видеосюжет телекомпании «Казань», 18.06.2014
Контрабас, Ольга Фукс, Exclusive, № 2, 05.2014
Соло одинокого клоуна для контрабаса, Светлана Беляева, Ивановская газета, 25.04.2014
«Контрабас» в МХТ им. А. П. Чехова, Елена Левинская, Театральная афиша, № 5, 24.04.2014
Константин Хабенский в программе «На ночь глядя», Борис Берман, Ильдар Жандарев, Первый канал, 16.04.2014
Патология нелюбви, Анастасия Вильчи, ИА Index-art, 29.03.2014
«Контрабас»: перезагрузка Хабенского, Анна Балуева, Комсомольская правда, 28.03.2014
Фальшивые ноты, Григорий Заславский, Независимая газета, 17.03.2014
Хабенский сыграл на контрабасе, Марина Шимадина, Известия, 14.03.2014
Контрабасист и воспоминания о парфюмере, Анна Гордеева, Московские новости, 12.03.2014
Звуки без музыки, Ольга Фукс, Ведомости, 12.03.2014
Хабенский, перезагрузка, Юлия Шигарева, Аргументы и факты, 11.03.2014
Константин Хабенский в программе «Главная роль», Юлиан Макаров, телеканал «Культура», 5.03.2014
Одинокий голос контрабаса, Алена Карась, Российская газета, 5.03.2014
Человек в футляре, Анна Чужкова, Культура, 4.03.2014
Хабенский контрабас нашел, Николай Берман, Газета.ru, 4.03.2014
Звучная изоляция, Роман Должанский, Коммерсантъ, 4.03.2014
Константин Хабенский сыграет соло на контрабасе, Анастасия Плешакова, Комсомольская правда, 4.03.2014
Константин Хабенский: история одного убийцыl, Анастасия Иванова, Вечерняя Москва, 3.03.2014
«Контрабас»: Соло для грустного клоуна, радио «Голос России», 3.03.2014
Хабенский с контрабасом на черной трассе, Марина Райкина, Московский комсомолец, 3.03.2014
Хабенский готовит сюрприз на сцене МХТ, видеосюжет телеканала «Россия 24» («Вести»), 28.02.2014
Хабенский и контрабас, Татьяна Филиппова, РБК daily, 27.02.2014
Константин Хабенский освоил «Контрабас», телеканал «Культура», 17.02.2014
Матрас, контрабас и полный атас, Марина Райкина, Московский комсомолец, 15.02.2014
Хабенский играет на «Контрабасе», Мария Дегтярева, видеосюжет телеканала «Россия 24» («Вести»), 14.02.2014
Фоторепортаж «Репетиция спектакля „Контрабас“ в МХТ им. А. П. Чехова», Екатерина Цветкова, Московский комсомолец, 14.02.2014
Константин Хабенский: «Когда не помогает космос, выручает сила воли», Вячеслав Завьялов, Республика Башкортостан (Уфа), 7.09.2013
В МХТ известные актеры исполнили песни о войне, видеосюжет телеканала «Россия-24», 10.05.2013
Бог без машины, Елена Ковальская, Colta.ru, 23.01.2013
Краткий курс счастливой жизни, Кристина Матвиенко, Lenta.ru, 21.01.2013
Юбиляр сказал бы «Верю!», Марина Райкина, Московский комсомолец, 19.01.2013
К. С. С. ВНЕ СИСТЕМЫ К. С. С. , Наталия Каминская, блог «Петербургского театрального журнала», 18.01.2013
150 лет назад родился Константин Станиславский, видеосюжет телеканала «ТВ-Центр», 17.01.2013
Константин Хабенский: «Решил на время „завязать“ с театром», Олег Брюховецкий, Академия новостей (Новосибирск), 4.12.2012
Константин Хабенский: «Моё появление в Голливуде осталось незамеченным», Лариса Сокольникова, Новосибирские новости, 30.11.2012
Олег Табаков. В поисках радости. Театральная повесть в пяти вечерах, Анатолий Смелянский, телеканал «Культура», 13.08.2012
В Москве вручили премию имени Олега Янковского, видеосюжет Первого канала, 30.05.2012
Вручение премии Олега Табакова, видеосюжет телеканала «Культура», 10.04.2012
Константин Хабенский отмечает 40-летие, видеосюжет телеканала «Культура», 11.01.2012
Хабенскому дан опасный талант, Григорий Заславский, Вести-FM, 11.01.2012
МХТ привез в Петербург необычную версию «Трёхгрошовой оперы», телеканал «Россия», «Вести» — Санкт-Петербург, 10.09.2009
Новорусский сброд ограбил Швыдкого, Марина Давыдова, Известия, 1.09.2009
Криминальные таланты, Алла Шендерова, КоммерсантЪ, 1.09.2009
Шаг по отвесной стене, Алена Карась, Российская газета, 31.08.2009
Трехгрошовая опера" в постановке Кирилла Серебренникова, новостной видеосюжет ВГТРК «Культура», 5.06.2009
В МХТ представят новую версию «Трехгрошовой оперы» Бертольда Брехта, новостной видеосюжет телеканала ТВ-Центр, 5.06.2009
«Трехгрошевую оперу» оценили по-новому, Видеосюжет программы «Сегодня», НТВ, 5.06.2009
Брехт со спецэффектами, Видеосюжет программы «Сегодня», НТВ, 5.06.2009
Всегда в «Дозоре», Лариса Резникова, Московский Комсомолец, 11.01.2007
Талант убойной силы, Елена Лаптева, Комсомольская правда, 11.01.2007
Константин Хабенский: Я - эгоист?, Дина Радбель, Эгоист generation, № 11, 11.2006
Наши в Эльсиноре, Жанна Зарецкая, Вечерний Петербург, 15.09.2006
Вам принца Гамлета?, Юрий Фридштейн, Страстной бульвар, 10. № 5-85, 04.2006
Юрий Бутусов: «Взаимосвязи остаются», Марина Багдасарян, Театр, № 1, 04.2006
Весёлый Гамлет Бутусова, Елена Горфункель, Театр, № 1, 04.2006
Человек проверяется на перезагрузках, Ольга Коршакова, Новая газета, 9.02.2006
Разбитые фонари Датского королевства, Марина Квасницкая, Россiя, 19.01.2006
Константин Хабенский: Профессия очень сволочная, Дмитрий Савельев, Собеседник, 17.01.2006
Бедный, бедный Гамлет, Елена Строгалева, Петербургский театральный журнал, № 43, 2006
Петушиные бои, Кристина Матвиенко, Петербургский театральный журнал, № 43, 2006
Без пистолета, Алиса Никольская, Взгляд, 23.12.2005
Михаил Пореченков: артисту без амбиций никуда!, Марина Зельцер, Вечерняя Москва, 22.12.2005
Три бойбренда, Наталия Каминская, Культура, 22.12.2005
Один как перст, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 19.12.2005
В постели с Хабенским, Елена Левинская, Московские новости, 16.12.2005
Гамлет-банд, Ольга Егошина, Новые Известия, 15.12.2005
Три товарища, Марина Зайонц, Итоги, 19.09.2005
К. Хабенский: «Зритель ждет удара молотком», Юлия Шигарева, Аргументы и факты, 23.06.2004
А абажур висит, Итоги, 6.04.2004
Между работой и волком, Екатерина Васенина, Новая газета, 2.12.2002
Осеннее обострение, Татьяна Демидова, Ваш досуг, 20.09.2002
Во МХАТе подавили убойную силу, Марина Райкина, Московский комсомолец, 28.05.2002
Трагический балаган, Марина Мурзина, АиФ Москва, 23.05.2002
Вампиловский сезон, Екатерина Васенина, ПОЛИТ. РУ, 23.05.2002
Осенний марафон, Елена Ямпольская, Новые известия, 22.05.2002
Все враздробь, Дина Годер, Еженедельный журнал, 21.05.2002
Коллекция Табакова, Мария Львова, Вечерний клуб, 16.05.2002
Альбом семейных фотографий, Елена Губайдуллина, Известия, 14.05.2002
Утка и свисток, Марина Давыдова, Время новостей, 14.05.2002
«Менты» вышли на «Утиную охоту», Марина Шимадина, Коммерсантъ, 13.05.2002