«Театральный роман»: письма, диалоги, летописи

Елизавета Авдошина, Независимая газета, 4.02.2024
Премия «Театральный роман» уже 10 лет занимается такой особой нишей литературы, как книги о театральном искусстве. Проект не имеет аналогов в России и за рубежом и ежегодно собирает шорт-лист лучших – исторических, мемориальных, художественных, исследовательских театральных изданий. Лауреаты за 2023 год своеобразно отразили и современный театральный процесс. Избранные издания – в обзоре «НГ».
В лидерах оказались два ведущих драматических театра России. Московский Художественный театр (МХТ) и его «родственник» – по праву рождения – Вахтанговский театр ведут сегодня активную издательскую деятельность. Хотя двухтомник «Письма в Художественный театр. 1898–1913 (том 1) и 1914–1928 (том 2)» появился благодаря воле случая (разбирая архивы, сотрудники научного сектора Школы-студии МХАТ обнаружили собранную для изучения еще в советское время коллекцию писем), это издание проливает еще больше света на период становления МХТ на рубеже веков. В книге с подробными комментариями опубликованы подлинные письма, которые были присланы в театр со всей России почти за 50 лет. Если раньше внимание уделяли исключительно письмам отцов-основателей, то здесь собрано все – от мала до велика. Письма писали действительно все сословия, весь театральный зал: студенты и министры, революционеры и великие князья, рабочие и писатели, крестьяне и миллионеры, курсистки и священники. Письма-исповеди, письма-проповеди, письма-укоры от простых зрителей и энтузиастов, мечтающих продолжить театральное дело в отдаленных уголках страны, и деловые письма знаменитостей. От Толстого, Чехова, Андреева, Гиппиус, Горького – Немировичу-Данченко и Станиславскому. «Кстати, Художественный театр – хорошее название, – пишет Чехов Немировичу в 1899 году. – Так бы и оставить следовало. А Художественно-Общедоступный – нехорошо звучит, как-то трехполенно». Отказавшись от этого определения в названии, театр навсегда остался таковым по духу.

Есть в книге письма, не подписанные вовсе. Под колоссальным впечатлением от нового искусства люди искренне делились мыслями и рожденными образами то с благодарностью, то с критикой, то с восхищением в сторону их создателей: «Неустановленное лицо – Станиславскому: Как вы счастливы, что обладаете таким талантом, умением так полно передать каждое движение души, да еще такой сложной, как душа русского интеллигента». Конечно, эти документы эпохи потрясающе отражают время, многие авторы писем впоследствии стали либо эмигрантами, либо попали под репрессии. Именно это, возможно, и стало проблемой их изучения и обнародования в XX веке (первые попытки предпринимались в 70-е годы, когда госархивы еще были закрытыми). И только сегодня издание выходит с обнародованными фактами подчас трагических судеб самих адресантов.

Театр им. Вахтангова, напротив, затронул этап развития театра в новое время. Этап, который закончился драматически, совсем не так, как можно было ожидать. Римасу Туминасу пришлось уйти из арбатского театра в 2022 году на пике успеха работы с труппой, сразу после выпуска главной его постановки – «Войны и мира» Толстого. Стенографическая запись репетиций зафиксирована в книге «„Война и мир“ Римаса Туминаса. Рождение спектакля». Книгу можно читать и как особое видение романа Толстого, здесь на полях режиссер, человек двух культур, объясняет свое понимание России Толстого: «Русский народ жил с трагизмом, как с родной сестрой, а мыслил с юмором и парадоксом». Словами Льва Толстого Туминас напутствовал вахтанговцев и после своего отъезда: «Торжество мысли Толстого – учиться любить жизни. Оно исключает любые конфликты – национальные, межнациональные. Эта любовь к жизни пускай сопровождает нас до конца наших дней».

Еще одна хроника 2010-х годов в Вахтанговском театре запечатлена в книге Кирилла Крока «Театр надо любить, причем вопреки». Именно тандем Туминаса и Крока определил расширение и укрепление вахтанговского бренда в эти годы. Книга – записки о Вахтанговском театре от лица его директора. В отличие от своего исторического предшественника Владимира Теляковского, который вел ежедневные дневники на посту главы Императорских театров до революции, книга Крока написана специально и составлена в беллетристическом жанре. Читается почти как детектив: отражает не только историю делового успеха, но и – без ложной скромности – личную биографию автора. Обе линии в конечном итоге соединяются в живые и подробные портреты звезд театра и кино, с которыми Крок встречался и работал – от Олега Табакова до Василия Ланового.

Еще две заметные книги не вышли, по мнению жюри, в лауреаты, оставшись, по сути, незаслуженно обделенными вниманием. Первая – «Воркутинская тетрадь Бориса Мордвинова. Записки для сына – будущего режиссера» снова связана с МХТ. Борис Мордвинов – оперный режиссер, сподвижник Станиславского и Немировича-Данченко, основатель музыкально-драматического театра в Воркуте, куда перед войной был сослан в лагерь по «подозрению в шпионаже» прямиком из Большого театра и Московской консерватории. Он создал в Заполярье театр из актеров, «которых приводили под конвоем с винтовками и овчарками и которые, сменив бушлаты на фраки и декольтированные платья, выбегали на сцену и заставляли смеяться и плакать весь зрительный зал, заражая его своей волшебной игрой, а потом за кулисами падали в обморок от голода и цинги». В те годы Мордвинов вел записи с увлекательными воспоминаниями о мхатовской юности и меткими размышлениями о профессии – для своего сына, который также станет режиссером и профессором ГИТИСа. Эти мемуары публикуются впервые с послесловием его внучки, которая провела настоящее расследование в архивах и в интервью с еще живыми современниками Мордвинова. «Мало того что лишили свободы – меня хотят еще лишить биографии», – эти слова деда Надежда Мордвинова выделила как сверхазадачу – не допустить.

Вторая – книга Дмитрия Крымова «Курс. Разговоры со студентами» вышла уже после отъезда режиссера из России. Это записанные лекции режиссера, которые были прочитаны в пандемию онлайн и таким образом впервые сохранились цельным корпусом. Ведь режиссерский метод Крымов оттачивал именно в своей мастерской режиссеров-сценографов в ГИТИСе. Книжка с графическими иллюстрациями издана будто бы «простоватой» тетрадью, где Крымов, как античный философ в диалогах, разбирает учебные работы своих студентов, построенных на осмыслении русских писателей, и в процессе обсуждения накидывает невероятный объем неожиданных ассоциаций, чувствований, прозрений, нежных и гротескных и, как всегда, снайперски точных. «Сценография – одна из тех профессий, которой сложно научить, – пишет в предисловии самая известная ученица Крымова Мария Трегубова. – Пока я пыталась проткнуть деревянным носом холст с изображением очага и думала, где взять золотой ключик Крымов, не раздумывая, содрал этот холст, вышиб ногой тайную дверку и ввалился в Страну чудес, прихватив с собой меня и тех, кто был готов к этому дикому путешествию». Путешествие Крымов теперь продолжает в Америке и Европе, а нам пока остается заглядывать в его режиссерскую лабораторию через книгу.

Оригинал статьи
2024
Творческий вечер Константина Хабенского состоялся в МХТ, видеосюжет телеканала «Культура», 23.02.2024
«Театральный роман»: письма, диалоги, летописи, Елизавета Авдошина, Независимая газета, 4.02.2024
Сны с открытыми глазами, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 22.01.2024
В Москве открылся V Зимний фестиваль искусств, видеосюжет телеканала «Культура», 11.01.2024