ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ
Народный артист СССР

Николай Павлович Акимов

Портретное фойе

(3.4.1901, Харьков — 6.9.1968, Москва)

Театральный художник, режиссер, график. Народный артист СССР (1960).

В 1916—1918 гг. учится в Новой художественной мастерской (Петроград) у М. Добужинского, В. Шухаева, А. Яковлева, которые предъявляют особо строгие требования к рисунку. В 1922—1924 гг. — студент Академии художеств. Занимается книжной и журнальной графикой. Жесткий “шухаевский” рисунок, подчеркнутая объемность форм, чеканность очертаний, ироничность — эти свойства графики Акимова сохранятся в его театральных работах, портретах, плакатах.

Как сценограф Акимов начинает в 1923—1924 гг. в петроградских театрах малых форм, музыкальной комедии. Затем оформляет ряд спектаклей в БДТ, Акдраме (б.Александринский) и др. В ранних спектаклях Акимова декорации трансформируются на глазах у зрителей, мебель оживает и делает трюки, применяются кинематографические ракурсы, приемы киномонтажа. При этом декорации Акимова всегда сохраняют изобразительную конкретность. Затем все более последовательно сочетает архитектурно-объемную декорацию с живописью, сохраняя неожиданность ракурсов, подчеркнутость форм, ироничность.

В 1927 г. приглашается в Театр им. Вахтангова, где оформляет “Разлом” Б. Лавренева (1927), “Коварство и любовь” Ф. Шиллера (1930), “Гамлета” В. Шекспира (1932), в котором Акимов выступает как режиссер (с вахтанговским театром Акимов неоднократно работает и впоследствии).

В 1935—1949 гг. и в 1956—1968 гг. возглавляет художественное руководство Ленинградского театра Комедии. В 1954 г. организует театрально-постановочный факультет в Ленинградском театральном институте имени А. Н. Островского и остается его главой до конца своей жизни.

В МХАТ Акимов приглашается для оформления “Любови Яровой” К. Тренева (1936) в режиссуре Вл. И. Немировича-Данченко и И. Я. Судакова. Вряд ли пьеса Тренева соответствовала вкусам художника, время также не способствовало проявлению индивидуальности (началась “борьба с формализмом”), во всяком случае декорации Акимова к “Любови Яровой” не обнаруживали своеобразия его изобразительной интерпретации драмы, но не утратили акимовской манеры. Поворотный круг подавал интерьеры, дворы, фрагменты улиц южного городка времен гражданской войны, архитектурные объемы подчеркивались искусной живописной обработкой. В “Школе злословия” Р. -Б. Шеридана (1940, режиссура Н. М. Горчакова и П. С. Ларгина, руководитель постановки В. Г. Сахновский) выбор художника был точен. Склонность Акимова к пародии, шутке реализовалась здесь в той мягкой манере, в которой играли спектакль мхатовские мастера. Акимов создал чуть чопорные и безукоризненно элегантные интерьеры староанглийской архитектуры, с панелями темного дерева или шпалерами, с портретами в изысканных рамах, регулярный до педантизма парк на заднике, исторически точные костюмы с подчеркнутыми силуэтами и акцентированными деталями.
В “Офицере флота”А. Крона (1945, режиссура Н. М. Горчакова и И. М. Раевского) открыл поэтическую сторону своего дарования, скупо и проникновенно написав пейзажи блокадного Ленинграда: пустынные набережные, каналы, разрушенные обстрелами стены домов, замершие у причалов корабли.

А. Михайлова