ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Константин Федорович Юон

Портретное фойе

(12.10.1875, Москва — 11.4.1958, Москва)

Живописец. Народный художник РСФСР (1950).

В 1892—1898 гг. учится в Московском училище живописи, ваяния и зодчества у К. Савицкого, А. Архипова, Н. Касаткина. Затем работает там же в мастерской В. Серова (1898—1900). Член художественного объединения “Мир искусства”, затем — Союза русских художников, с 1925 г. — Ассоциации художников революционной России (АХРР). В 1900—1917 гг. преподавал в собственной художественной школе (Студия Юона), затем — в Московском художественном институте.

В своей станковой живописи Юон нередко обращался к сюжетам из жизни российской провинции, привлекавшим внимание свежестью восприятия, звонким цветом, сочетанием декоративности и лиризма. МХТ тех времен звал не просто талантливых живописцев, но знатоков быта (Кустодиев, Добужинский, Бенуа). Юон бесспорно принадлежал к их числу. Кроме того, как выяснилось, он не стремился превращать сцену в выставку своих увеличенных пейзажей и жанров, с интересом воспринимал предложения режиссуры.

В 1921 г. Юон дебютировал в МХТ декорациями и костюмами “Ревизора” (постановка К. С. Станиславского), продемонстрировав знание исторических реалий, юмор, живописное мастерство. Постановщики использовали также остроумное, не встречавшееся ранее композиционное решение: опираясь на указание Гоголя, что все события в доме городничего происходят в одной и той же комнате, они начали спектакль в небольшом, вытянутом вдоль рампы зальчике с двумя высокими окнами, за которыми виднелся пейзаж провинциального городка. Это был как бы рабочий кабинет городничего: портрет императора в золотой раме, под ним — письменный стол, вдоль стены — ряд стульев и т.п. А в III акте этот кабинет отодвигался в глубину сцены и перед ним оказывалась большая зала с колоннами, люстрой, ломберными столами, диванами, большим ковром, картинками на стенах и т.п. Крупный план сменялся общим (с постоянным присутствием декорации I акта на дальнем плане сцены).

В 1934 г. Юон — художник спектакля “Егор Булычов и другие” Горького (руководитель постановки Вл. И. Немирович-Данченко, реж. В. Г. Сахновский). Он строит старый барский особняк, унаследованный женой Булычова от своих родителей, аккумулируя свои наблюдения в Нижнем Новгороде, Саратове, Костроме и проводя изобразительными средствами мысль о том, что Егор Булычов — чужой в этом доме. В нише зеленой столовой Булычов, по мысли постановщиков, устроил себе охотничий уголок (охота — его страсть), где чувствует себя “у себя дома”. На нем — заношенная охотничья куртка, валяные туфли. Костюм героя резко отличает его от других обитателей дома. По мере развития болезни героя все больше подсматривающих и подслушивающих возникает вокруг. Художник устраивает множество “наблюдательных пунктов” — дверей, чуланов, слуховых оконцев, балюстрад лестниц, площадок антресолей — как в зеленой столовой с большим обеденным столом, чучелом медведя, фикусом, головой лося над дверью, так и в малиновой гостиной с нависающими антресолями, искусственной пальмой, гнутой мебелью. Дверей много, окон — ни одного.

“Форма спектакля, — писал Юон,— в целом стремится дать правдивую, реальную обстановку и краски, типичные для провинциального дома… Мой личный опыт базировался на изучении в течение всей жизни как людского материала, так и архитектурного своеобразия жилищ и красок провинциальной городской жизни”.

А. Михайлова