ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ
Народный художник РСФСР

Ниссон Абрамович Шифрин

Портретное фойе

(16.6.1892, Киев — 3.4.1961, Москва)

Театральный художник. Народный художник РСФСР (1958).

В 1911—1916 гг. учится в Киевском коммерческом институте, одновременно посещает художественную школу А. А. Мурашко. В 1918—1920 гг. учится в студии Александры Экстер. В 1922 г. переезжает в Москву, работает как художник книги, живописец, график. Член ОСТ, участник всех его выставок. Познакомившись с профессией театрального художника в Киеве, Шифрин начинает регулярно работать в московских театрах для детей (“Черный Яр” А. Н. Афиногенова, 1928; “Токмаков переулок” В. Смирновой, 1931). В 1934 г. оформляет “Гибель эскадры” А. Е. Корнейчука в Центральном театре Красной Армии. В 1935—1961 гг. — главный художник этого театра. Основные работы на его сцене — с А. Д. Поповым, в Центральном детском театре — несколько спектаклей с М. О. Кнебель.

В МХАТ оформил шесть постановок: “Хлеб” В. М. Киршона (1931), “Страх” А. Н. Афиногенова (1931), “Дни и ночи” К. М. Симонова (1947), “Разлом” Б. А. Лавренева (1950), “Залп «Авроры»” М. В. Большинцова и М. Э. Чиаурели (1952), “Чайку” А. П. Чехова (1960).

В “Хлебе” (режиссер И. Я. Судаков) Шифрин создает пространство в форме чаши, внутри которой возникали локальные места действия — деревенская площадь, горница, крыльцо избы и т.п. Белые половики, закрывавшие станки, являли собой снежные сугробы, ухабы сельской дороги. В “Страхе”, сотрудничая с тем же режиссером, Шифрин формирует сценическое пространство гигантскими стеллажами, набитыми книгами и уходящими под колосники (дополнительные игровые площадки также уходили в высоту).

Для пьесы “Дни и ночи” (режиссер М. Н. Кедров) художник построил единую установку — лестничную клетку сталинградского дома, за которым виднелся пейзаж города. В ходе боев дом постепенно разрушался, и пейзаж сражающегося города раскрывался полностью. Начинался спектакль также с пейзажа Волги: “пустынные прибрежные холмы, опрокинутая лодка, вонзившийся в землю брошенный якорь, низко нависшие облака…” (М. Пожарская).

Шифрин мыслил лапидарными пространственными формами и тонкими, нежными цветовыми соотношениями (много работал над пейзажами, натюрмортами “для себя”). Его сильное лирическое дарование не имело возможности проявиться во многих пьесах тогдашнего репертуара. Художник всю жизнь мечтал о чеховском спектакле. В 1960 г. он сделал “Чайку” (режиссеры В. Я. Станицын и И. М. Раевский) — единственный свой чеховский спектакль. Шифрин хотел, чтобы живопись на заднике незаметно переходила в нейтральный фон, а тот — в сукна. Центр сцены занимал условный интерьер, где вполне точная и характеристичная мебель соседствовала со свободно парящими в воздухе драпировками. Эти легкие полосы ткани были необходимы композиционно (вертикали), они меняли свой цвет в каждом акте, создавая настроение, постоянно напоминали о занавесе треплевского театра из I акта. Однако в спектакле многое из задуманного художником не получилось, в том числе создание незаметного перехода от живописи в фон, а от него — в одежду сцены. Невостребованной оказалась возможность организовать “музыкальную жизнь” вертикалей-занавесов, которая, по мысли Шифрина, должна была аккомпанировать душевному состоянию героев.

А. Михайлова