ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ
Заслуженная артистка РСФСР

Вера Сергеевна Соколова

Портретное фойе

(6.8.1896, Москва — 18.12.1942, Свердловск)

Актриса. Заслуженная артистка РСФСР (1933).

Одна из плеяды Художественного театра второго поколения. В Школу драматического искусства была принята в сезоне 1915/16 г. вместе с А. П. Зуевой, Н. П. Баталовым, Е. К. Елиной, Е. В. Калужским. Ее учителями были Н. А. Подгорный, Н. О. Массалитинов и Л. В. Баратов. Наиболее значительной ролью Соколовой во Второй студии была заглавная роль русской царицы в пьесе Д. Смолина “Елизавета Петровна” (на сцену МХАТ перенесена в 1925). В спектаклях МХТ участвовала с 1916 г. (первая роль — Молоко в “Синей птице”). Славу принесла ей Елена Тальберг (“Дни Турбиных”,1926). Она оставалась непревзойденной исполнительницей этой роли, отличавшейся у нее особым изяществом, тонкостью сценического рисунка и необыкновенным женственным обаянием. М. А. Булгаков ставил ее едва ли не на первое место среди любимых им “турбинцев”.
Однако актерская судьба Соколовой не складывалась соответственно ее творческим возможностям. В ее послужном списке 19 работ. Ни в чем не уступая по дарованию Тарасовой или Андровской, она сыграла всего несколько “премьерных” ролей: Раису в “Унтиловске” Леонова (1928), Клеопатру в пьесе Горького “Враги” (1935), Варвару в его же “Егоре Булычове” и в “Достигаеве”, леди Снируэлл в “Школе злословия” Шеридана. В старых спектаклях МХАТ наиболее успешной была ее Раневская в “Вишневом саде” Чехова. Дублировала она и роль Ольги в “Трех сестрах”. Ее талант явно недооценивал Немирович-Данченко, который однажды публично назвал ее (всего только!) “бриллиантиком”, в то время как это был, скорее, бриллиант чистой воды и множества граней.
М. О. Кнебель, приготовившая с нею роль Забелиной в “Кремлевских курантах” (1942), начинает свои воспоминания о ней с “ее голубых, лучистых глаз, полных какой-то необыкновенной детской радостью жизни”. И продолжает: “В процессе работы в ней не было ни капли рассудочности, она тратила себя, не жалея. Легко возбудимая фантазия заставляла ее находить бесконечное количество вариантов, — как она любила шутя говорить: “вероянтов”, — одного и того же куска. Она щедро отбрасывала уже найденное и продолжала неутомимо искать новое”.
Соколова была мастером художественного чтения: “Мадемуазель Фифи” Мопассана и композиция фрагментов романа Золя “Нана” были безупречны в ее концертном исполнении, сочетавшем юмор и сарказм с подлинным драматизмом. Ранняя неожиданная смерть Соколовой далеко от Москвы, во время поездки МХАТ, эвакуированного сначала в Саратов, потом в Свердловск, была большим горем для всех, кто любил ее и на сцене, и в жизни.

В. Виленкин