ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Владимир Андреевич Синицын

Портретное фойе

(2.2.1893, Казань — 28.5.1930, Москва)

Актер. С детства проявил исключительные способности к музыке и языкам. Богатая фантазия и подверженность настроениям отличали его характер. Театральное образование Синицын получил в Филармоническом училище, которое окончил в 1915 г. Первый театральный сезон (1915/16) провел в Камерном театре в Москве. Затем служил в театре “Соловцов” в Киеве (1916/17), играя с Е. А. Полевицкой в “Даме с камелиями” (Арман Дюваль).
“Единственным его любимым театром, который он всегда чтил и помнил сердцем, был театр “Романеск”, — писал один из руководителей театра В. М. Бебутов (“Памяти друга”, “Лит. газ.”, 1930, 2 июня). На сцене “Романеска” (1922 —1923) Синицын играл в жанре романтической мелодрамы в пьесах Дюма: “Монте-Кристо” (Монте-Кристо) и “Нельская башня” (Гольтье д’Ольней).
После закрытия “Романеска” Синицын переходил из театра в театр, где ему обещали с его участием поставить “Гамлета”, что осуществлено так и не было. Гамлет остался невоплощенной мечтой актера, которого окружающие считали художником с гениальными задатками. В этот период ожиданий Гамлета знаменитой его ролью стал Овод в спектакле Театра им. МГСПС “Праздник крови” (по “Оводу” Войнич, 1923). В 1926 г. Синицын поступил в МХАТ, вроде бы далекий его устремлениям, но оказавшийся до некоторой степени ему созвучным. Разнообразный репертуар позволил ему развернуть свой талант со многих сторон: Рылеев (Николай I и декабристы”, 1926), Анри (“Продавцы славы”, 1926), Тальберг (“Дни Турбиных”,1927), Пьер (“Сестры Жерар”, 1927), Актер (“На дне”, 1928), Мозгляков (“Дядюшкин сон”, 1929), Яго (“Отелло”, 1930), Тибул (“Три толстяка”, 1930) и др.
В этих работах он умел сочетать силу своей театральности с оригинальными психологическими поисками. Неожиданным стал его Яго, о собственном понимании которого он писал Станиславскому. Отвергая обычные подходы к этой роли (дьявол, интриган, злодей), Синицын строил психологию Яго на его обманутой любви к Эмилии. По мнению Синицына, Яго “как талантливый актер — удачно скрывает свое страдание, явившееся естественным следствием его одиночества. Яго — одинок” (Летопись, т. 3, с.190). Таким же одиноким Синицын воспринимал и себя самого в искусстве. После трагической гибели Синицын (находясь в гостях, он упал из окна) спектакль “Отелло” без его участия не возобновлялся.

О. Радищева