ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ
Заслуженная артистка РСФСР

Мария Александровна Дурасова

Портретное фойе


(12.7.1891, Москва — 17.10. 1974, Москва)

Заслуженная артистка РСФСР (1928).

Окончила Курсы драмы Адашева в 1912 г. и в том же году вступила в МХТ. Как все вновь приходившие в труппу, она начала с ввода в «Синюю птицу» на роль Неродившейся души. Потом она играла в том же спектакле Митиль (вместо Коонен) и Тильтиля; в «Пире во время чумы» (1915) она была Мэри.

При создании Первой студии сразу же вошла в нее, став одной из самых близких учениц Л. А. Сулержицкого. Под его руководством она создала роль Малютки в «Сверчке на печи» (1914). Именно ей спектакль был во многом обязан особым лирическим звучанием темы дома и теплоты очага; маленькая хозяйка жила здесь как воплощение любви и женственности.

Когда в 1919 г. артисты Художественного театра должны были определять, к какой из составляющих театр групп они себя относят, Дурасова назвала себя артисткой студии. С 1924 г. после переформирования студии в МХАТ-2 оставалась в нем до его ликвидации. 

Ей дано было соединять тончайшее, обостренное мастерство характерности и нежность рисунка с лиризмом подчас болезненным (так она играла Офелию, партнерствуя в постановке 1924 года с Гамлетом — Михаилом Чеховым). Среди ее ролей — Виола в «Двенадцатой ночи», Алина в «Балладине» Ю. Словацкого, Корделия в «Короле Лире», Бьянка в «Укрощении строптивой», Наташа в «Униженных и оскорбленных» по Достоевскому, Юля в «Чудаке» Афиногенова, Кораллина в «Бабах» по Гольдони, Джозиана в «Человеке, который смеется» и др.

Ее актерскую судьбу навсегда переломила внезапная ликвидация МХАТ-2. Она оказалась среди тех бывших «первостудийцев», для кого МХАТ СССР им. М. Горького открыл двери: Дурасова работала здесь с 16 марта 1936 по сентябрь 1955 г. (первая исполнительница роли графини Лидии Ивановны, «Анна Каренина», 1937, и Жанны в «Достигаеве и других», 1938; играла леди Снируэлл в «Школе злословия», графиню Чарскую в «Воскресении» и др.), однако ни одна из этих ролей не достигала обаяния ее прежних созданий. 


И. Соловьева