ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Николай Евгеньевич Вирта

Портретное фойе

(6.12.1906, село Большая Лазовка, Тамбовская губ. — 9.1.1976)

Прозаик, драматург. В МХАТ пришел как автор пьесы “Земля” — инсценировки своего романа “Одиночество”, посвященного эпизоду гражданской войны — восстанию крестьян на Тамбовщине против советской власти. За постановку взялся великий актер-трагик Л. М. Леонидов (ему помогал Н. М. Горчаков, роли были распределены между лучшими силами). Однако возможности народной трагедии были отброшены, и в спектакле, показанном к 20‑летию Октябрьской революции, победила жесткая политическая тенденциозность. По мотивам “Одиночества” было написано также либретто оперы Т. Хренникова “В бурю”, которую поставил в Музыкальном театре своего имени Немирович-Данченко (1939). В 1939 г. были распределены роли в новой пьесе Вирты, которую также должен был ставить Леонидов (в перечне предполагавшихся исполнителей — многие из тех, кто сыграл “Землю”: Добронравов, Белокуров, Блинников, Титова; работа не была осуществлена. Пьеса называлась “Заговор”, но ее не следует отождествлять с позднейшим “Заговором обреченных”). В послевоенные годы Вирта все больше тяготел к ораторству, героизируя деяния большевиков: “Великие дни” (“Сталинградская битва”) изображали Сталина как победоносного полководца; “Хлеб наш насущный” воспевал большевистское руководство деревней в годы войны; “Заговор обреченных” представлял противников коммунизма в Европе преступниками и предателями. Все эти пьесы В. отмечались Сталинскими премиями, лучшие театры имели предписание ставить их, а попытка критики указать на их художественную несостоятельность кончилась бедой. Вирта вместе с А. Софроновым, А. Суровым, Б. Ромашовым был одним из инициаторов так называемой “борьбы с космополитами”. МХАТ поставил и “Хлеб наш насущный” (1948), и “Заговор обреченных” (1949) уже после того, как они стяжали официозное признание на иных сценах.