ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ
Народный художник СССР

Вадим Федорович Рындин

Портретное фойе

РЫНДИН Вадим Фёдорович 2(15). 1.1902, Москва,-9.4.1974, там же], сов. театр, художник.  Нар. художник СССР (1962). Действит. чл. АХ СССР (1964). Чл. КПСС с 1951. Учился в Свободных художественно-технич.  мастерских в Воронеже (1918-22) и во Вху-темасе в Москве (1922-24). Был гл. худож-ником Камерного т-ра, Т-ра им.  Вахтангова, Моск. т-ра драмы, в 1953-74-Большого т-ра. Оформил балеты «Паганини» на муз. Рахманинова (1960, балетм. Л. М. Лавровский), «Ночной город» Бартока (на муз. «Чудесного мандарина», 1961, балетм. тот же), «Спартак» (1962, балетм. Л. В. Якобсон), «Икар». С. Слонимского (1971, балетм. В. В. Васильев). Для декораций Р. характерны острое чувство стиля и жанра воплощаемого произведения, взаимосвязь живописного и конструктивного решений, сочетание единой установки, метафорически выражающей смысловое «зерно» спектакля, с повествовательно-«покартинной» характеристикой места действия. Гос. пр. СССР (1950).
Статья о В. Ф. Рындине из энциклопедического издания «МХАТ. 100 лет»

(2.1.1902, Москва — 9.4.1974, Москва)

Театральный художник. Народный художник СССР (1962).

В 1917—1920 гг. учится в Свободных художественных мастерских (Воронеж), в 1922—1924 гг. — в московском ВХУТЕМАСе. Член художественных объединений “Маковец”, ОМХ, “Четыре искусства”, на выставках которых показывает станковые графические работы. Графикой и живописью впоследствии занимается постоянно.
Начало работы в театре — в Воронеже в 1922—1924 гг. (“Разбойники” Шиллера, “Гамлет” Шекспира, “Ревизор” Гоголя). С 1925 г. — в Камерном театре (вначале художником-исполнителем). В 1927 г. дебютирует там как художник-постановщик (“Заговор равных” М. Левидова, постановка А. Таирова). В 1931—1934 гг. — главный художник Камерного театра, где формируются черты сценографического стиля Рындина. Он не принадлежал к конструктивистам, не тяготел к открытой функциональности оформления, к игре натуральными фактурами. Творчеству Рындина этого периода свойственны применение единой установки, тяготение к сценической метафоре, открытая театральность, лаконизм, графическая четкость и ясность композиции. Среди его наиболее значительных работ в Камерном театре — “Машиналь” С. Тредуэлл (1933), “Оптимистическая трагедия” Вс. Вишневского (1933).
Впоследствии главный художник московских театров: 1935—1944, 1947—1953 гг. — Театр им. Вахтангова; 1944—1947 гг. — Театр драмы; 1953—1974 гг. — Большой театр. В МХАТ приглашен в 1937 г. для оформления пьесы Н. Вирты “Земля” (борьба с кулаками на Тамбовщине). Выбор режиссуры (Л. Леонидов, Н. Горчаков) мог показаться неожиданным: Рындин имел репутацию художника-урбаниста, а в МХАТ ему предстояло воплотить стихию крестьянской жизни и классовой борьбы в деревне в духе психологического реализма, что Рындин и сделал. Впервые он решил спектакль в живописной манере, доказав, что владеет и ею. Умело вписав в пейзаж сельские постройки (богатый, “под железом” дом кулака Сторожева, убогую мазанку беднячки Мавры), художник сосредоточил внимание на различных состояниях земли. Живописное решение неба соседствовало с изобретательной разработкой фактур земли, осуществленной под руководством И. Я. Гремиславского. “Борозды свежевспаханной земли, — вспоминал Рындин, — мы решили в виде полос грубого темного войлока, для зеленой нашли фактуру мохнатой простыни, а ржаное поле сделали с помощью золотистых тростниковых веников”. Монументализированные пейзажи “Земли” были эффектны и убедительны. Немирович-Данченко при разборе спектакля говорил об их излишней парадности.
Вслед за “Землей” Рындин оформляет пьесу Горького “Достигаев и другие” (1938) в духе бытовой достоверности: павильоны давали необходимое представление о социальной среде, образе жизни, эпохе. Узнать в эскизах к “Достигаеву” художника Камерного театра было уже совсем невозможно. Овладев достоверной разработкой интерьеров в духе психологической декорации, Рындин не раз использовал эти приемы в последующие годы, когда реализмом считалось исключительно “изображение жизни в формах самой жизни”. Однако в художнике жила потребность разрушить рамки быта, жила страсть к смелым обобщениям, потребность в театральной игре, время от времени взрываясь неистовой гиперболизацией (“Сыновья трех рек”, 1944; “Сирано де Бержерак”, 1942), воплощаясь в сценографических метафорах (“Молодая гвардия”, 1947; “Гамлет”, 1954). Работая в опере, Рындин создает эффектные монументализированные композиции, романтические декорации, отмеченные серьезной живописной культурой.
Приглашенный в МХАТ на “Зимнюю сказку” Шекспира (1958, постановка М. Кедрова), Рындин сочиняет красивую живописную среду в духе спектаклей в Большом театре, а в “Нахлебнике” Тургенева (1969, постановка Г. Конского) словно бы вспоминает о своем мхатовском “Достигаеве”.

А. Михайлова