ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Владимир Евграфович Татлин

Портретное фойе

(16.12.1885, Москва — 31.5.1953, Москва)

Живописец, график, конструктор, театральный художник. 

В 1902—1903 гг. и в 1909—1910 гг. учится в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, а в 1904—1909 гг. — в Пензенском художественном училище. В 1914 г. впервые выставляет “живописные рельефы” — цвето-пространственные композиции, исключающие взгляд с единственной точки зрения, требующие смены ракурсов осмотра. Всемирную известность получила архитектурно-пространственная композиция Татлина “Башня III Интернационала” (1919—1920), за которую ему присуждена золотая медаль на Международной выставке в Париже. В 1929—1931 гг. строит модель летательного аппарата с машущими крыльями — “Летатлин”. Конструирует посуду, мебель, музыкальные инструменты. Постоянно занимается живописью, графикой, оформляет книги.

В 1918—1920 гг. — профессор Свободных художественных мастерских (Москва); 1919—1924 гг. — руководитель Мастерской объема, материала и конструкции в Петроградских свободных мастерских (б.Академия художеств); 1925—1927 гг. — профессор живописного ф-та Киевского художественного института; 1927—1930 гг. — профессор ВХУТЕИНа (Москва).

Работать в театре начал в 1911 г., осуществив оформление народной драмы “Действо о царе Максимилиане и его непокорном сыне Адольфе” (Москва, Литературно-художественный кружок). Разрабатывает проекты сценографии “Жизни за царя” Глинки и “Летучего голландца” Вагнера (оба не осуществлены). Ставит, оформляет “Зангези” В. Хлебникова, играет главную роль (1923, Экспериментальный любительский театр, Петроград). Всего оформил 20 спектаклей в московских и ленинградских театрах. Среди них: “Комик XVII столетия” А. Островского (1935, МХАТ‑2, реж. И. Берсенев), “Дело” А. Сухово-Кобылина (1940, ЦТКА, реж. А. Попов), “Где-то в Сибири” И. Ирошниковой (1949, ЦДТ, реж. Г. Товстоногов).

В МХАТ оформил пьесу А. Крона “Глубокая разведка” (1943, реж. М. Кедров), избрав принцип покартинной декорации, применив фоновый задник — небо пустыни, минимальное количество объемных деталей, продемонстрировав великолепное мастерство в работе с простейшими натуральными фактурами, показав их образную силу. Стоянка геологической партии, времянка — барак из светлых, неструганых досок (казалось даже, что в зале пахнет свежей древесиной). Штабели досок у стены, железные бочки из-под горючего у входа, вдали — небольшая бурильная вышка, обшитая досками (тоже — времянка). Дерево, металл, небо — просто до предела, но это ароматная, насыщенная, образная простота. Эти же материалы — в единственном интерьере (контора, она же лаборатория походная — тоже времянка). Стеллажи со всевозможными банками (жестяными, стеклянными), где образцы пород. Точная ритмическая организация горизонталей и объемов, простота фактур. В темноватой глубине помещения — дверь, откуда врывается раскаленный воздух пустыни и слепящий свет солнца. Точные, характеристичные костюмы: рабочие робы, комбинезоны; скромная пиджачная пара (брюки заправлены в сапоги) у Майорова — М. Болдумана, стекающий, свободный крой платьев Марго — В. Поповой, “пшютовая” элегантность светлых костюмов Мехти — М. Прудкина, чей галстук-бабочка смотрелся в пустыне куда более экзотично, чем мохнатая папаха и халат аборигена…
Спектакль “Глубокая разведка” получил Сталинскую премию первой степени. Художника в числе лауреатов не было.

А. Михайлова