ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ
заслуженный деятель искусств РСФСР

Иван Яковлевич Гремиславский

Портретное фойе

(13.2.1886, Москва — 25.3. 1954, Москва)

Театральный художник, технолог. Заслуженный деятель искусств РСФСР (1938).

Родители — гримеры МХТ Я. И. и М. А. Гремиславские. Гремиславский окончил московское Училище живописи, ваяния и зодчества (1910) по отделению живописи. Оформляет спектакли Первой студии “Гибель «Надежды»” Гейерманса и “Праздник мира” Гауптмана (1913), используя принцип сукон в сочетании с объемными достоверными деталями обстановки. В МХТ начинал как исполнитель декораций в спектаклях А. Бенуа, М. Добужинского, Б. Кустодиева. В 1918 г., после разрыва с Добужинским, Станиславский приглашает Гремиславского для работы над пьесой А. Блока “Роза и Крест”, где с помощью Гремиславского ищет универсальный принцип оформления: цветные сукна-гобелены, движущиеся параллельно рампе и по диагоналям сцены. На большом макете (1:4) проверяли цвет, фактуру, добивались единства сукон-гобеленов с немногочисленными объемными деталями (окна, двери, арки). Спектакль не был завершен. В 1919 — 1922 гг. в составе “качаловской группы” Гремиславский проводит огромную работу по воссозданию оформления ряда спектаклей МХТ, с которыми группа гастролировала по югу России и Европе. Создавая облегченные, гастрольные варианты декораций, Гремиславский стремился сохранить их характерные особенности, стиль и манеру художника-постановщика.
В 1926 г. Гремиславский возглавил постановочную часть МХАТ, усовершенствовал ее структуру, взаимодействие цехов, добился технического перевооружения. Задачей постановочной части, считал Гремиславский, является создание внешней формы спектакля, производство ее элементов, их монтировка и эксплуатация в ходе спектакля. Конечная цель — наиболее полное и точное воплощение замысла художника спектакля, для чего необходимо “влюбиться в него, в его творческий облик, манеру, живописный почерк. Тогда будет полная удача”. Гремиславский не признавал никаких “театральных секретов” и “производственных тайн”, внимательно обобщал организационные и технологические новшества, внедренные им и его сотрудниками, много писал о них. В годы войны стали выходить брошюрки — “Памятка рабочего сцены”, “Памятка маляра-декоратора” и др., автором которых был Гремиславский и его сотрудники. В 1942 г. организует Экспериментальную сценическую лабораторию при МХАТ, где разрабатываются новые технологии и материалы. В 1943 г. по его инициативе и при его деятельном участии создается постановочный факультет Школы-студии, где Гремиславский читает разработанный им курс “Создание внешней формы спектакля”, формирует программу обучения, которая давала бы студентам не только технологические и организационные, но и художественные навыки.
Соединение этих умений было органической частью личности Гремиславского. На сцене МХАТ он в качестве художника выступает в “Сестрах Жерар” (совместно с В. А. Симовым и А. В. Щусевым, 1927), “Мертвых душах” (совместно с Симовым и В. В. Дмитриевым, 1932), “Талантах и поклонниках”(совместно с Н. П. Крымовым, 1933), оформляет спектакли “Идеальный муж” Уайльда (1945) и “Русский вопрос” Симонова (1947).
Любимым изречением Гремиславского было: “На сцене невыполнимого нет”.

А. Михайлова