ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Вера Васильевна Соловьёва

Портретное фойе

(1892 — 1986, Моррис Плэйнс, штат Нью-Джерси, США)

Актриса. Ученицей школы МХТ стала в августе 1907 г., выдержав экзамен, на котором была отмечена Вл. И. Немировичем-Данченко за хороший голос (Заметки на экзамене, архив НД, № 7633). О принятии Соловьевой ходатайствовал А. А. Стахович (там же). В МХТ была первой исполнительницей ролей: Танцующая (“Жизнь Человека”, 1907), Феня (“Братья Карамазовы”, 1910), Маня (“Miserere”, 1910), Маша (“Мысль”, 1914) и др. Основная деятельность Соловьевой проходила в Первой студии (1913—1924) и в МХАТ 2 (1924—1930). Она была участницей спектакля, с которого началась жизнь студии (Ио в “Гибели «Надежды»”), играла слепую Берту в “Сверчке на печи”. В МХАТ 2 она сыграла королеву в “Гамлете”. Ее становление актрисы шло от психологической обостренной драмы к трагедии: боль и крик звучали в ее роли в “Дочери Иорио” Д’Аннунцио. Ее темой была полнота жизни, обреченной на то, чтобы быть урезанной. Официально сменив гражданство на литовское в 1929 г., Соловьева в сезоне 1929/30 г. еще продолжала играть в МХАТ 2, но затем перебралась к мужу, А. М. Жилинскому, в Каунас. После работы в Литовском национальном театре в 1935 г. вместе с Мих. Чеховым, А. М. Жилинским, М. А. Крыжановской, Г. М. Хмарой и другими, в составе группы “Moscow Art Players” направились сперва в Париж, а затем в США (гастроли в Нью-Йорке, Бостоне и Филадельфии). В 1936 г. вместе с Жилинским и Дейкархановой открыли Школу сценического искусства, где среди ее студентов были Милдред Даннок и драматург Хортон Фут. После смерти мужа она продолжала начатое дело, а в 1951 г. вместе со своей ученицей Кристиной Эдвардс основала Актерскую студию Веры Соловьевой. Болеславский всегда называл ее “голубушкой”. В конце жизни она работала только с молодыми актерами, которые были способны оценить ее деликатность, теплоту и умение никогда не говорить: “Это плохо”, а вместо этого сказать что-то вроде: “А как, по-вашему, у нас могло бы получиться, если бы мы здесь попробовали иначе?”

Инна Соловьева, Лоренс Сенелик