ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Дмитрий Максимович Лубенин

Портретное фойе

(16.10.1863 — 10.4.1932)

Сторож. Служил с 1900 г. и “выбыл по случаю смерти”, как сказано в его личном деле. Его имя неоднократно упоминается с благодарностью в письмах и мемуарах “художественников”. Помимо безупречного исполнения прямых обязанностей, в которые входило извещение актеров о всех внезапных переменах в репетициях и в спектаклях, Лубенин принимал достаточно сложные поручения. Например, Станиславский поручал ему позаботиться о железнодорожных билетах для А. А. Блока — в годы Первой мировой войны с транспортом были большие сложности. Лубенин встречал и провожал иногородних гостей театра. Его скромную и искреннюю заинтересованность в судьбах молодежи театра, умение самому обрадоваться, принеся домой назначенную кому-то долгожданную роль, вспоминает С. Г. Бирман. “Других сторожей до революции называли просто по именам, его всегда Дмитрий Максимович, — говорится в неопубликованных мемуарах актрисы МХТ В. Н. Павловой. — Наш законодатель общественных приличий, Алексей Александрович Стахович здоровался с ним всегда, пожимая ему руку. Дмитрий Максимович имел связи со всеми театрами и мог достать билет на любое, самое бенефисное представление. Вот пример его всемогущества, и это не анекдот. Директор императорских театров В. А. Теляковский сидит у нас в директорской ложе и смотрит какой-то спектакль. Константин Сергеевич в антракте угощает его чаем.
— Подумайте, Константин Сергеевич, какое глупое положение, — говорит Теляковский, — послезавтра бенефис Шаляпина; не ожидая моего приезда, мою ложу отдали г. X. , и я до сих пор не смог обеспечить себе место на спектакль! Ну, не смешно ли?
— Может быть, я могу вам помочь, — говорит Константин Сергеевич. — Позовите сюда Дмитрия Максимовича!..
К концу спектакля Константин Сергеевич вручает директору императорских театров билет первого ряда на бенефис Шаляпина”. “Всегда спокойный, всезнающий, всегда приветливый Дмитрий Максимович был незаменим в театре”.

И. Соловьёва