ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ
Народный артист СССР

Иван Николаевич Берсенев

Портретное фойе

(11.4.1889, Москва — 25.12.1951, Москва)

Настоящая фамилия Павлищев.

Актер, режиссер, театральный деятель. Народный артист СССР (1948).

Происходил из семьи коммерсанта, молодость провел в Киеве (учился в той же гимназии, что и А. Я. Таиров), там и начинал как актер-любитель; занимался в драматической школе Лепковских. Несмотря на благодарные данные (классическая красота, отличные рост, фигура, голос, прекрасные синие глаза), он медлил отдаться актерству профессионально и лишь после неоднократных приглашений в 1907 г., оставив юридический факультет, вступил в труппу Соловцовского театра и встретился тут с К. А. Марджановым (в его “Трех сестрах” сыграл свою первую роль — Родэ). После “марджановских” четырех сезонов в Киеве и Одессе (Орленок в пьесе Ростана, Эрос в “Эросе и Психее” Жулавского и пр.) Берсенев был вызван письмом своего режиссера, недавно вступившего в МХТ и отрекомендовавшего Немировичу-Данченко талантливого красавца. Вопреки тем, кто его отговаривал, напоминая неудачный приход в МХТ другого киевского премьера, Степана Кузнецова, с весны 1911 г. Берсенев вступил в труппу и сумел стать “своим” в театре, в те годы редко приглашавшем “сторонних” и еще реже сживавшемся с ними надолго. В первый сезон он играет великолепного ледяного Фортинбраса в “Гамлете”, поставленном Гордоном Крэгом, и следователя в “Живом трупе” — элегантного, выхоленного, сладострастного в своем нарочитом равнодушии к судьбам, в которых по должности разбирается. Артистическая личность Берсенева с наибольшей внятностью выявлялась в дальнейшем в спектаклях Немировича-Данченко. Среди многочисленных и подчас заметных вводов — гусар Курчаев, “На всякого мудреца довольно простоты”; Родэ, “Три сестры”; адвокат Фетюкович, “Братья Карамазовы”; Загорецкий, “Горе от ума”; Барановский, “Осенние скрипки”; Йервен, “У царских врат”; негр и Блуменшен, “У жизни в лапах”. Роли в премьерах театра — Мухин, “Где тонко, там и рвется”; Алеша, “Екатерина Ивановна”; Савелов, “Мысль”; молодой человек, “Пир во время чумы”; Гриша, “Будет радость”. Как шедевр выделился Петр Верховенский (“Николай Ставрогин”, 1913) — одержимый и искривленный, влюбленно и ненавидяще пластающийся перед своим “Иваном-царевичем”. После 1917 г. Берсенев был введен в “Вишневый сад” (Петя Трофимов) и заново истолковал Глумова (“На всякого мудреца…”), открыв в нем злую бездну иронии, энергии и цепкости. Учеником Немировича-Данченко Берсенев был и как организатор театрального дела; в послеоктябрьскую пору принял на себя разрешение ряда конфликтных внутренних ситуаций. По его инициативе после голодной московской зимы 1918/19 г. были затеяны летние гастроли группы актеров МХТ; во время спектаклей в Харькове город был занят войсками Деникина, и начались странствия так называемой “качаловской группы” сначала по югу России, потом в Грузии и за границей. В сложных обстоятельствах Берсенев проявил административные и режиссерские способности. После воссоединения “качаловской группы” с МХАТ Берсенев с декабря 1922 г. был приглашен как актер и член правления в Первую студию; с Первой студией, а затем с МХАТ‑2 и была связана его судьба. Стал во главе театра в декабре 1933 г. После ликвидации МХАТ‑2 Берсенев работал в Театре им. МОСПС; с 1938 г. до конца жизни — худрук Театра им. Ленинского комсомола.

И. Соловьева