ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ
заслуженный деятель искусств РСФСР

Любовь Николаевна Силич

Портретное фойе

(28. 9.1908 – 28.06.1991)

Театральный художник. Заслуженный деятель искусств РСФСР (1960).

В 1930—1960-х гг. активно работает в музыкальных, драматических театрах, эстрадных коллективах, цирке. В 1950-х гг. — художник танцевального ансамбля “Березка”. Участница Всесоюзных, Всероссийских выставок театрально-декорационного искусства. Персональная выставка театральных работ — 1943 г., Москва.

В МХАТ оформила спектакли “Осенний сад” Л. Хеллман (1956), “Беспокойная старость” Л. Рахманова (1956), “Ученик дьявола” Б. Шоу (1957), “Золотая карета” Л. Леонова (1957), “Вишневый сад” А. Чехова (1958), “Все остается людям” С. Алешина (1959), “Убийца” И. Шоу (1962).
В “Золотой карете” Силич удачно воплотила предложение режиссуры (П. Марков, В. Орлов, В. Станицын), которая ощущала “необходимость какого-то выхода за стены обычного сценического павильона и в то же время невозможность полного с ним разрыва” (П. Марков). Появилось деление сцены на верхний и нижний планы: над интерьерами возникали пейзажи древнего российского городка, по которому прокатилась война. Так, в начале спектакля зритель видел в верхней части сцены силуэты голых осенних деревьев, разрушенные купола собора, крыши, небо, где “закатные тучи горят дымно и неярко, как сырые дрова” (Леонов, ремарка к I акту). Затем свет “подавал” зрителям нижнюю часть сцены: номер в районной гостинице, расположившейся в бывшем монастырском подворье — сводчатые потолки, печь, выложенная голубыми изразцами, и современная для тех лет мебель, собранная в этот гостиничный “люкс” для почетных гостей. Пейзажной заставкой к II акту стало закрытое тучами небо, струи дождя, сквозь которые виднелись разрушенные войной дома, а затем перед зрителем открывалась котельная в подвале, где обосновались Непряхины: большой паровой котел посредине, ситцевые занавески, убогая мебель… Этот принцип был проведен через весь спектакль.

А. Михайлова