ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Александр Исаевич Солженицын

Портретное фойе

Размышляя об Александре Исаевиче Солженицыне, о его великой жизни и свершениях, всегда думаешь о предназначении. И теперь, когда его нет на земле, охватывая сердцем весь его исполинский путь, всю громаду его личности, непостижимую силу духа и самоотдачи в служении правде, когда можно преклонить колени перед его каждодневным ежечасным подвигом, очевидное присутствие Замысла его жизни поражает не менее, чем сама жизнь, чем свершение предназначенного.
Думая о нем, понимаешь, он - избранник времени и пространства, рожденный с великим даром пророка-обличителя на земле, где «не по лжи» все запрещено, и нельзя ничего, кроме непрерывного совершения подвига. Избранник, узревший присутствие своей миссии, выживший в нечеловеческих условиях и выполнивший ее.
Солженицын изменил ход нашей истории. Без его книг — сокрушительной правды «Архипелага», перехватывающего сердце «Ивана Денисовича», без боли, с которой не расстаешься, пребывая внутри его произведений, — Россия, страна и каждый человек в отдельности, шли бы по еще более искалеченному историческому и духовному пути, чем тот, по которому мы идем сейчас. Идем без покаяния и ответственности за содеянное.
Но есть книги Солженицына. В них незаживающая рана правды, которую он открыл своим соотечественникам и всему миру. В них и утешение, потому что надежда на спасение — в правде. Ведомый ею, он шел напролом, как ледокол, раздирая глыбы лжи, и остановить его было невозможно. Как ни странно, идеально отлаженная машина уничтожения перед ним оказалась бессильна. А он навсегда, на весь мир выжег клеймом ей на лбу слово «ГУЛАГ», ставшее нарицательным.
Советская система жаждала вырастить своих Толстых и Достоевских. Ничего на мертвом поле лжи не росло. Такой писатель появился сам — гениальный зэк из недр самой страшной правды — из лагерей и тюрем, непрошеный, не имеющий себе равных по силе обличительного таланта, и непобедимый.
Говоря о Солженицыне, никогда не обходятся одним призванием: он писатель, художник, публицист, общественный деятель, историк, мыслитель…
Великие люди не укладываются ни в какие, даже самые широкие рамки. Его уникальные труды соединяют в себе все эти ипостаси автора. Как Автор высший, проведя его по всей мыслимой и немыслимой шкале испытаний, соединил в одну судьбу все: войну, каторгу, смертельную болезнь, тяжкий подпольный труд, опасное затворничество, единоборство с системой, всемирную славу, известность, признание, отмеченное высшей литературной наградой, любовь и веру одних, ненависть и угрозу других, и снова изгнание и затворничество, и триумфальное возвращение. Возвращение, о котором мечтали, которым грезили без всякой надежды.
Он приветствовал падение советской власти ясно и несомненно, но его возвращение было лишено иллюзий, свою страну он прекрасно знал. Солженицын возвращался не в утопию наступающей справедливости и порядка, а в Россию, он ехал, как врач к больному, чей долг лечить, помогать, вернуть бредящего в горячке в нормальное человеческое состояние. Про свою родную страну он все понимал, и его никто не провел лживой прогрессивностью, псевдо свободой и демократией.
Могло ли сложиться иначе? На первый взгляд кажется — да, могло, ведь жизнь такое хрупкое, уязвимое чудо. Но Солженицына хранила судьба. Он уцелел в лагере и ссылке, победил рак, победил КГБ, ошеломив и поставив в тупик прямым и открытым сопротивлением, и они не решились уничтожить его, не погиб от рук каких-нибудь одержимых поиском врагов олухов. Благодаря травле писателя и пропаганде, разнуздывающей толпу, в стране не было ни одного, кто бы не знал про Солженицына, и кто относился бы к нему равнодушно. Но знали ли они, что он писатель? Он стал символом, вызывающим полярные чувства — для одних —свободы, чести и справедливости, для остальных — злейшей опасности советского человечества.
Александр Исаевич о своем предназначении знал, в середине жизни ясно и полно ощутил и осознал присутствие своей миссии, и судьбе доверял.
Он всю жизнь, не отступая, следовал строгому внутреннему кодексу чести, и он оставил нам напутствие — не как распознать замысел — это дело каждой судьбы, но как его исполнить. Очень простое: жить не по лжи. Пусть ложь кругом, но - не участвовать в ней лично, своими деяниями, словом, собственной жизнью. Никогда не кривить против правды своих убеждений. Сила правды такова, что этим путем, но только этим, все получится. Пример такой жизни мы знаем — это жизнь-подвиг Александра Солженицына.

Елена Соловьева.

Статья об А. И. Солженицыне из энциклопедии «МХАТ. 100 лет»

Александр Исаевич Солженицын

(р.11.12.1918, Кисловодск – 3.8.2008, Москва)

Писатель, драматург, общественный деятель.

Окончил Ростовский университет (физико-математический факультет). Ушел на фронт в 1941 г. В 1945 г. в звании капитана был арестован, до 1953 г. находился в лагерях общего и особого типов, до 1956 г. — отбывал поселение в Казахстане. В 1956 г. был реабилитирован, работал учителем в Рязани. В 1962 г. Твардовский опубликовал в “Новом мире” повесть Солженицына “Один день Ивана Денисовича”, открывшую новый период отечественной словесности после Сталина. В 60-е гг. в “самиздате” распространились два романа Солженицына “Раковый корпус” и “В круге первом”, ставшие поводом для литературных гонений на писателя. В 1969 г. Солженицын был исключен из Союза писателей СССР. В 1970 г. ему была при¬суждена Нобелевская премия. В 1974 г. он был депортирован из СССР и лишен гражданства. С октября 1976 г. жил в штате Вермонт, США. За эти годы в разных странах мира вышли книги “Архипелаг Гулаг”, “Бодался теленок с дубом” и многотомная эпопея “Красное колесо”. Перемены в России позволили Солженицыну вернуться на родину (май 1994), увидеть свои книги напечатанными, а пьесы — поставленными.
В период между 1951 и 1960 г. Солженицыным написаны четыре пьесы: трилогия “Пир победителей”, “Пленники” и “Республика труда” (“Олень и шалашовка”) и пьеса “Свет, который в тебе” (“Свеча на ветру”). Вкусы его как драматурга и театрального зрителя формировались в 30-е гг. Идейно оппонируя советской драматургии, он нередко пользовался ее приемами, умело комбинируя их с традицией русской романтической драмы в стихах, популярной в ХIХ веке (наиболее ярким примером этого мог бы послужить “Пир победителей”, не случайно избранный для постановки в Малом театре). В Художественном театре О. Ефремов поставил пьесу Солженицына “Олень и шалашовка” в 1991 г. В премьерном составе были заняты: Родион Немов — Д. Брусникин, Люба Негневицкая — Ю. Рогачкова, Павел Гай — И. Волков, Граня Зыбина — Ю. Меньшова, Посошков — А. Алексеев. Художник спектакля — Петр Кириллов, работавший с Ефремовым еще во вре¬мена “Современника” (отметим, что Солженицын читал “Оленя и шалашовку” актерам “Современника” в начале 60-х гг., но тогда по цензурным условиям постановка не была осуществлена). В 1993 г. Ефремов капитально возобновил спектакль, в котором ведущие роли достались Б. Щербакову, Е. Майоровой, А. Жаркову, Н. Егоровой, М. Ефремову.

А. Смелянский