ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ
Заслуженный деятель искусств РФ

Василий Васильевич Лужский

Портретное фойе

(31.12.1869, Шуя — 2.7.1931, Москва)

Настоящая фамилия Калужский. 

Заслуженный деятель искусств РСФСР (1931).

Один из основателей Художественного театра, в труппе его оставался до конца жизни.

Родом из купеческой семьи. Учился в школе при Обществе искусства и литературы, играть здесь начал с сезона 1890/91 г. (Карп в «Лесе» Островского, 3-й мужик в «Плодах просвещения» Толстого) и сыграл 44 роли. Некоторые из этих работ были повторены на сцене МХТ: сэр Тоби, «Двенадцатая ночь», 1899. В первый сезон играл Ивана Петровича Шуйского («Царь Федор Иоаннович»), Сорина («Чайка»), Креона («Антигона»), принца Мароккского («Венецианский купец»); был первым исполнителем Серебрякова («Дядя Ваня»), Андрея («Три сестры»), Бессеменова («Мещане»). Бубнова («На дне»), Лебедева («Иванов»), Чепурного («Дети солнца»); играл в «Одиноких» старика Фокерата. Он любил сценическую яркую определенность, даже преувеличенность (свойства, которые ему подчас приходилось умерять). Среди его крупных работ — Федор Павлович в «Братьях Карамазовых». Из сделанного актером после революции наиболее заметен Бартоло («Безумный день, или Женитьба Фигаро»); играл Манюкина в «Унтиловске». Всего в Художественном театре сыграл 64 роли.

Еще в Обществе искусства и литературы занялся режиссурой (среди его постановок здесь — «Горячее сердце»); был сорежиссером 23 спектаклей МХТ. Талантливо проявлял себя Лужский в постановке народных сцен (наибольшую славу ему принесла картина «Мокрое» в «Братьях Карамазовых» и картина в суде, которая заканчивает «Живой труп», а также массовые сцены в «Анатэме»; принимал участие в постановке народной драмы «Пугачевщина»). Его самостоятельные режиссерские пробы оставались, однако, проходными и нуждались в доработке («Иван Мироныч», где Лужский играл заглавную роль; «Стены»). Успехом пользовался спектакль «Продавцы славы», поставленный им с Н. М. Горчаковым (Лужский играл здесь господина Башле). Режиссировал во Второй студии («Узор из роз»); в Музыкальной студии (Комической опере), созданной Немировичем-Данченко, участвовал в постановке «Дочери Анго» и «Периколы». В работах Комической оперы нашел себе применение свойственный Лужскому талант юмористической импровизации, шутливого экспромта (сыграл в «Периколе» вице-короля).

В воспоминаниях Станиславского, знавшего Лужского с юных лет, есть размышления о том, что блестящий дар имитатора, которым был наделен артист, на первых порах мешал ему найти самого себя, свою индивидуальность. В дальнейшем талант Лужского определился как талант психологической характерности: Немирович-Данченко в нем и как исполнителе, и как сорежиссере ценил «острую наблюдательность, богатство жизненной фантазии, типичных житейских подробностей в отдельных фигурах, в обстановке, в эпохе и яркое умение находить простые и в то же время сценические мизансцены. Этот дар расцвел в Василии Васильевиче, несомненно, под влиянием блестящих работ Станиславского».

Среди заслуг Лужского перед театром — сотрудничество с художниками; на его даче в Иванькове проходила работа над эскизами и макетами.

Административные способности с первых лет жизни театра делали Лужского непременным участником внутренних органов руководства. Вклад Лужского в дело МХТ, как находил Станиславский, не был достаточно оценен. Оттого он стал «актером, мало в себе уверенным и вечно сомневающимся». Накопившаяся горечь чувствуется в его дневниках, до сих пор не опубликованных.


И. Соловьёва.