ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Мария Алексеевна Крыжановская

Портретное фойе

(6.2.1891 — 1979)

Актриса.

В МХТ с 1915 по 1919 г. Станиславский работал с ней над ролью Настеньки в “Селе Степанчикове” и просил не отвлекать ее от этой роли ради “Романтиков” Мережковского, где Немирович-Данченко видел ее в роли Ксандры. И хотя кроме Настеньки Крыжановская сыграла в МХТ только ввод в спектакль “У царских врат” (Натали Ховинд, сезон 1917/18), Станиславский находил эту актрису столь же необходимой в труппе, как молодая Алла Тарасова. Крыжановская приняла участие в гастролях “качаловской группы” (Варя в “Вишневом саде”, Соня в “Дяде Ване” — в этой роли, к которой так шли и ее некрасивость, и чудные глаза, и почти святая честность, В. В. Шверубович отдавал ей предпочтение перед всеми виденными им исполнительницами). Когда решался вопрос о возвращении отколовшейся и разросшейся за срок скитаний части труппы, в Москве Крыжановскую уверенно называли в числе тех, кого ждут. Но тяжкая хроническая болезнь мужа, скульптора Аркадия Бессмертного, побуждала ее оставаться за границей. Приняв участие в зарубежных гастролях МХАТ (1922—1924), Крыжановская затем примкнула к Пражской группе. В сезон 1930/31 г. работала с М. А. Чеховым: играла в его провалившейся в Париже постановке “Дворец пробуждается”, затем с успехом была его партнершей — Оливия в “Двенадцатой ночи”, Марья Антоновна в “Ревизоре”, “Хористка”. Участвовала в чеховских гастролях в США (1935). В 30-е гг. вставал вопрос об ее возвращении на родину; в письмах Станиславскому она спрашивала его о возможности работать в Москве (Чехов уговаривал ее соглашаться даже на провинциальную труппу — “российская провинция в тысячу раз выше театральных Парижей, Нью-Йорков и т. п.”). Войну она с мужем провела в оккупированном Париже. Некоторое время играла в театре Павлова и Греч.

Инна Соловьёва