ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ
Народный артист РСФСР

Владимир Александрович Попов

Портретное фойе

(9.7.1889, Москва — 20.7.1968)

Актер, мастер звукового оформления спектакля. Народный артист РСФСР (1948).

Десяти лет от роду сбежал из мещанской семьи, служил мальчиком в книжных магазинах; в 1904 — 1907 гг. учился в Московской консерватории по классу скрипки. Страстно увлекшись Художественным театром, в 1908 г. вступил сюда статистом-”жаровцем” (по 40 копеек за вечеровое участие в спектакле: в “Бранде” и в “Борисе Годунове”).
В дальнейшем его занимали в небольших ролях: музыкант в “Жизни Человека”, Конь в “Синей птице”, юнга в “Пер Гюнте”, выборный в “Царе Федоре Иоанновиче”, Аполлон в “Провинциалке”, 5 й доктор в “Мнимом больном”. Перед мобилизацией на фронт (1915) на премьере “Моцарта и Сальери” играл слепого скрипача. По возвращении из армии в 1918-м вступил в Первую студию, с которой был связан с ее создания (играл Даантье в “Гибели «Надежды»”). Оставался тут после ее преобразования в МХАТ 2 (Транио в “Укрощении строптивой”, шут Решето в “Любви — книге золотой”, Мякишев в “Расточителе”, царь в “Блохе”, Сизобрюхов в “Униженных и оскорбленных”, Оттавио в “Бабах”, Никанор Семеныч в “Евграфе, искателе приключений”, патер Лопес в “Испанском священнике” и др.).
“Кроме актерства, я “звуковых дел мастер”, — писал о себе Попов. Он был автором трудов по звукооформлению в театре и в кино, изобретателем множества новых приемов и различных звуковых машин. В МХАТ 2 он придумал и сам выполнял, в частности, сложнейшее музыкально-шумовое решение “Петербурга”. Его услугами пользовались также в “Габиме”.
Попов стал последним исполнителем роли игрушечного мастера Калеба Племмера в “Сверчке на печи”, которую он получил в 1935 г.
В автобиографии, сохранившейся в “личном деле”, Попов писал: “Когда был закрыт МХАТ 2, Константин Сергеевич Станиславский предложил мне вернуться в родной дом”. С марта 1936 г. его зачислили в труппу МХАТ. Товарищеской и творческой связи с ним никогда тут не теряли: как “звуковых дел мастер” Попов помог в спектаклях “Бронепоезд 14-69”, “Растратчики”, “Гроза”. Когда собирались ставить “Бег” Булгакова, в котором столь существенна звуковая партитура, к распределению ролей уверенно приписали: шумы — Попов. При постановке “Егора Булычова и других” Немирович-Данченко “призвал на помощь Володю Попова для создания улицы, жизни за стенами дома, он это сделал исключительно хорошо” (Вл. И. Немирович-Данченко, «Избранные письма», т.2, с. 413). Уже став “штатным”, Попов работал над шумами в “Анне Карениной”, “Победителях” и др.
Как актер сыграл в МХАТ более 40 ролей; в списке сыгранных после возвращения — Капитоныч (“Анна Каренина”), поп Иосиф (“Достигаев и другие”), Ферапонт (“Три сестры”), председатель домкома (“Кремлевские куранты”), Карп (“Лес”), капитан Каттль (“Домби и сын”), старый повар (“Плоды просвещения”), старый пастух (“Зимняя сказка”), Фирс (“Вишневый сад”, 1958), доктор Герценштубе (“Братья Карамазовы”, 1960), трубач (“Егор Булычов и другие”, 1963), Иван Капитонович (“Тяжкое обвинение”), Брянский-Мортинелли (“Ночная исповедь”).
Мало к кому так заслуженно и всерьез, как к Владимиру Попову, можно было отнести слова из его “характеристики”: “Трудолюбивый, дисциплинированный, преданный искусству, он является одним из примерных людей театра”.

И. Соловьёва