ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ
Народный артист СССР

Виктор Яковлевич Станицын

Портретное фойе

(настоящая фамилия Гёзе)

(20.4.1897, Екатеринослав — 24.12.1976, Москва)

Актер, режиссер, педагог. Народный артист СССР (1948).

Воспитанник Второй студии: играл здесь в «Зеленом кольце» 3. Н. Гиппиус, в «Грозе» А. Н, Островского (Кудряш), в «Елизавете Петровне» Д. П. Смолина (Разумовский); с 1924 г. — в Художественном театре (первая роль здесь — ввод в «Царя Федора Иоанновича», князь Шаховской, 1924); в 1925 г. сыграл Молчалина в возобновлении «Горя от ума»).
В этапных работах обновлявшейся труппы 20-х гг. он был если не ведущей силой, то энергичным участником (фон Шратт, «Дни Турбиных», 1926; Вася Шустрый, «Горячее сердце», 1926; прапорщик Обаб, «Бронепоезд 14-69», 1927). Он играл также Бондезена в возобновлении «У врат царства» К. Гамсуна (1927). В спектаклях 30-х гг. Станицын становится все более заметен: его губернатор в «Мертвых душах» (1932) восхищал благодушной медлительностью в затеянной из-за Чичикова круговерти; по контрасту «пожару страсти» героини в «Анне Карениной» запоминалась холеная безмятежность Стивы Облонского, его мягкие движения, его ленивые глаза; в «Горе от ума» (1938) он сыграл сперва Репетилова, обожающего собственные эскапады и неуязвимо благополучного, а затем (вслед за М. М. Тархановым) — Фамусова, незлобивого и легкомысленного, наделенного аппетитом к жизни. Эту черту барственного легкомыслия и гурманства актер находил и в Лавре Мироныче («Последняя жертва», 1944), и в Звездинцеве («Плоды просвещения», 1951): барин-спирит угощал общением с духами как истый хлебосол. К циклу ролей того же плана, отмеченных легким, словно бы ленивым юмором, можно отнести и более поздние работы Станицына (Иностранный писатель, «Кремлевские куранты», 1956; Мамаев, «На всякого мудреца довольно простоты», 1974). Диапазон возможностей этого мастера тонкого юмора и изящной характерности был не так уж широк (вряд ли в его средствах была заглавная роль, которую он после отказа Москвина готовил в злосчастной постановке «Мольера» Булгакова, 1936); однако он умел быть и лиричным, и жестким в своем понимании пропадающего, опускающегося человека, когда играл в «Трех сестрах» Андрея Прозорова (1940). Образцовый артист второго поколения, Станицын принял участие в знаменитой прощальной работе своих сверстников — сыграл инспектора Мича в «Соло для часов с боем» О. Заградника (1973).

Станицын, который тонко чувствовал творчество Булгакова, был привлечен как режиссер к работе над «Бегом» (1928), но спектакль не состоялся. Удачным дебютом в режиссуре стал «Пиквикский клуб» (1931; переиграл в диккенсовском спектакле несколько ролей — Топмана, Боба Сойера, мистера Уордля, Винкеля-старшего, президента суда, самого Пиквика). Режиссерский почерк Станицына, его чуткость к стилю автора и эпохи, изображенной в пьесе, сказались в «Последних днях» Булгакова (1943), «Идеальном муже» Уайльда (1945), «Домби и сыне» по Диккенсу (1919). Его индивидуальность менее ощутима во множестве работ, где он выступал в режиссерском соавторстве с Н. П. Хмелевым и М. О. Кнебель («Русские люди» К. М. Симонова, 1943), с Г. Г. Конским («Победители» Б. Ф. Чирскова, 1947), с И. М. Раевским («Алмазы» Н. А. Асанова, 19-17. где участвовал также И. Я. Судаков; «Разлом» Б. А. Лавренева, 1950; «Лермонтов» Б. А. Лавренева, 1954; «Чайка», 1960), с С. К. Блинниковым («Вторая любовь» по Е. Ю. Мальцеву, 1950), с М. П. Кедровым и А. М. Каревым («Залп „Авроры“», 1952), с П. В. Массальским («Двенадцатая ночь» Шекспира, 1955), с В. К. Монюковым («Битва в пути» Г. Е. Николаевой, 1959), с И. М. Тархановым («Цветы живые» Н. Ф. Погодина, 1961, где участвовал также А. М. Карев) и др. Многие из названных спектаклей возникли как перенос на большую сцену студенческих выпускных работ (Станицын был одним из ведущих педагогов Школы-студии). Творческой вершиной Станицына-режиссера остался 1957 г., когда он поставил с В. А. Орловым и И. А. Марковым «Золотую карету» и в одиночку — «Марию Стюарт».


Инна Соловьёва