ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ
Народный артист РСФСР

Иван Михайлович Кудрявцев

Портретное фойе

(4.1.1898, село Муравьищи, Московская губ.— 12.2.1966, Москва) Актер, педагог. Народный артист РСФСР (1948).

Сын сельского священника. После окончания духовной семинарии в 1917 г. поступил на историко-филологический факультет Московского университета (закончил в 1925). Одновременно в 1918—1922 гг. занимался в студии М. А. Чехова, 28 января 1919 г. был в числе прочих учеников представлен Станиславскому (в дневнике отметил: “Исторический день”). В 1922 — 1924 гг. — в школе Третьей студии. Был руководителем группы актеров “Наша студия”. В июле 1924 г. поступил в МХАТ. Сыграл здесь 46 ролей, начав, как многие, с вводов в “Царя Федора Иоанновича” (играл тут стольника, стремянного, гонца и князя Андрея Шуйского). Был занят в “Пугачевщине” (первый мятежник и Творогов). Знаменитым Кудрявцев проснулся после премьеры “Дней Турбиных”. В его Николке с первых фраз, с легкого напева под гитару “Туманно… Ах, как все туманно!..” отзывался общий нерв спектакля: мотив напряжения молодых сил и мотив ожидания судьбы. Готовность к судьбе не истребляла в нем нежной теплоты. Младший Турбин, которому еще предстояло держать на руках умирающего брата на лестнице их гимназии, самому получить пулю в ногу и устало закрыть глаза, сказавши сестре странную солдатскую фразу — “убили командира”, — оставался домашним мальчиком, мальчиком из квартиры, где пахнет шоколадом от старых книг. Мотив юности и судьбы остро прошел по ролям Кудрявцева. Вслед за Николкой он сыграл бездомного студента Мишу, который с легкой, почти веселой покорностью идет за кликнувшим его мужиком Вершининым (“Бронепоезд 14-69”). Следующая его роль была в “Блокаде”: Кудрявцев играл “необыкновенно нежного и задумчивого комсомольца Дениску. Была в этом рабочем пареньке в кепке и в простой куртке какая-то заражающая вера в революцию, бесконечная отдача ей всего себя” (П. Марков. В Художественном театре. М. , 1976, с.239). Цикл завершался ролями Матвеева в “Нашей молодости” и Тятина в “Егоре Булычове и других”, остро дополняясь полулегально сыгранной на гастролях ролью Алеши в “Братьях Карамазовых” (1930) и ролью Пети Мелузова в “Талантах и поклонниках”, которую актер подготовил под руководством Станиславского. Критики отмечали, что психологическая точность ролей Кудрявцева соединяется с точностью социальной. С годами актер все больше тяготел к жесткому контуру, к некоторой сокращенности образа (вводы на роли Михаила Скроботова во “Врагах” и Михаила Ярового в “Любови Яровой”, Мирон Горлов в “Фронте”). На редкость сильной была его работа в “Победителях”, где он сыграл обугленного войной, живущего только ненавистью и боем лейтенанта Федорова. В 1959 г. он вслед за В. А. Орловым играл в “Золотой карете” роль контуженного полковника Березкина — воплощение мстительной совести. Последней ролью Кудрявцева стал старец Зосима в “Братьях Карамазовых” (1960): он находил единство крайнего телесного изнеможения и ясности духа, которая, казалось, и проистекала из истаивания плоти.
Кудрявцев преподавал актерское мастерство в Школе-студии, ГИТИСе, ВГИКе, Московской консерватории. В 20-е гг. много работал в Литературном совете МХАТ с П. А. Марковым. Он был человеком не только весьма образованным, но и человеком глубокого и оригинального ума. Его многолетние дневниковые записи хранятся в музее МХАТ. 

И. Соловьева