ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Леопольд Антонович Сулержицкий

Портретное фойе

(15.11.1872, Житомир — 17.12.1916, Москва)

Режиссер, педагог, литератор.

Родился в семье переплетчика. Поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, но был исключен с последнего курса за громко высказанные убеждения. Будучи призван в армию, по религиозным мотивам отказался присягать, был судим (в тюрьме его навещал Лев Толстой; по просьбе Толстого Сулержицкий в дальнейшем принял на себя хлопоты по переселению в Канаду русских крестьян-духоборов).
Его бурная и чистая жизнь прошла уже множество поворотов, когда в 1900 г. Сулержицкий сблизился с Художественным театром. Станиславский вспоминал, как за кулисами усиленно заговорили: “Милый Сулер!”, “Веселый Сулер!”, “Сулер — революционер, толстовец, духобор”, “Сулер — беллетрист, певец, художник”, “Сулер — капитан, рыбак, бродяга, американец!”… — Да покажите же мне вашего Сулера! — кричал я…”. Знакомство состоялось после письма, в котором Сулержицкий с редкостной тонкостью анализировал роль доктора Штокмана и рассказывал о воздействии ее на его, Сулержицкого, душевную жизнь. Нравственная высота, богатство запасов его эмоциональной памяти, полная свобода от театральщины при ярком даре игры сделали его для К. С. Станиславского одним из самых важных и нужных людей. Первое время труд Сулержицкого в театре К. С. оплачивал из своего кармана. Сулержицкий участвовал в организации Студии на Поварской, в постановках “Драмы жизни” Гамсуна, “Жизни Человека” Леонида Андреева, “Синей птицы”, “Гамлета” (последняя работа была омрачена для него обидами, которые ему нанес Крэг и которые он счел нужным стерпеть, чтобы не разладить атмосферу перед выпуском спектакля). С его убеждениями связаны многие этические постулаты системы Станиславского, которую Сулержицкий применял и разрабатывал сперва на Курсах драмы А. И. Адашева, а потом в Первой студии. Именно этой студии, где выросли Вахтангов, Михаил Чехов, Гиацинтова, Бирман, Дурасова, Болеславский, Успенская, Колин и др., были отданы последние годы Сулержицкого. Он не только режиссировал почти все ранние постановки ее, но воздействовал на учеников силою личности и силою идеалов, которым служил: верою в добро и труд, в непротивление злу насилием, в правду на сцене, в объединяющую и целительную роль искусства, способного помочь разъединенным, утратившим дар любви человеческим душам. В Первой студии состоялось и последнее прощание с Сулержицким; здесь на его сороковинах 26 января 1917 г. Станиславский, еле справившись со слезами, читал свои “Воспоминания о друге”.

И. Соловьева
Пресса
Что движет светилами, Марина Токарева, Новая газета, 24.10.2016