ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ
Народный артист СССР, Заслуженный деятель искусств РФ, доктор искусствоведения, Лауреат Сталинской премии

Михаил Михайлович Тарханов

Портретное фойе

(7.9.1877, Москва —18.8.1948, Москва)

Актер и педагог. Народный артист СССР (1937).

Настоящая фамилия Москвин. Брат Ивана Москвина.

Со сценой связал свою жизнь с 1898 г., начав в Рязани; в 1914-1919 гг. занимал первое положение в киевской и харьковской антрепризе Синельникова как артист на редкость широкого диапазона. В Харькове в 1919 г. примкнул к «качаловской группе» (здесь играл Луку в «На дне», Епиходова и Фирса в «Вишневом саде», Кулыгина в «Трех сестрах», Мамаева в «На всякого мудреца довольно простоты», старика Гиле в «У жизни в лапах», Стрэттона в «Потопе»); в МХТ вступил в 1922 г. и принял участие в зарубежной поездке, кроме Луки и Кулыгина играя также Богдана Курюкова и Голубя-отца («Царь Федор Иоаннович»), Бубнова («На дне»), Егорушку («Иванов»), Живновского («Смерть Пазухина»), Максимова («Братья Карамазовы»), старика Мортена Киля («Доктор Штокман»). Вводами были и его работы первого по возвращении московского сезона (Хлопов, «Ревизор»; Хлеб, «Синяя птица»; Горич, «Горе от ума»). Его талант, яркий, крепкий, терпкий, впервые предстал в своей оригинальности на сцене МХАТ лишь в «Горячем сердце». За фантастическим и реальнейшим Градобоевым последовал цикл шедевров. Тарханов играл смело, сочно, грубо, на его палитре были краски народной комедии и сатиры. Иное дело, что применял их он мастерски и обладал редкостной органичностью, был живым человеком в каждый момент существования на сцене. Его герои удивляли и ошарашивали, хотелось воскликнуть — каких только людей не бывает на свете! А под конец приходилось согласиться: бывают! Так он играл и бухгалтера Прохорова в «Растратчиках» Катаева (1928), и Собакевича, этого медведя себе на уме («Мертвые души», 1932), и булочника Семенова («В людях» по Горькому, 1933), и впадающего в детство генерала-отставника Печенегова («Враги», 1935), и Фурначева («Смерть Пазухина» Салтыкова-Щедрина, 1939). Его решения могли идти вразрез традиции (так было с его Фамусовым в спектакле 1938), но он проводил эти решения мощно. Тарханов не мельчил роль трюками, искал комизм сути — или драматизм ее, как в роли Фирса («Вишневый сад», 1929), которого он играл без тени сантиментальности, сурово, или в роли горьковского Луки, в котором он угадывал муку настигшего старика безразличия к людям, нарастающий холод.

Досконально знающий русский быт, готовый проникнуть в неприглядные и страшные бездны человеческих душ, Тарханов обладал своеобразной сценической грацией: в его созданиях была сила и пронзительность, но и пленительная театральная легкость.

Как режиссер и педагог Тарханов начал работать еще в 1925 г., руководя Четвертой студией; участвовал в режиссуре «Горячего сердца»; с 1942 г. до конца жизни был художественным руководителем ГИТИС; преподавал тут мастерство актера; вырастил ряд национальных студий (украинскую, белорусскую и пр.).


И. Соловьева
Пресса
Как я стал актёром. Вспоминает М. М. Тарханов, Театрология (Старое радио), 08.1948
Михаил Тарханов читает «В людях» М. Горького, Театрология (Старое радио), 30.05.1946