ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ
Народный артист СССР, Лауреат Государственных премий СССР, Профессор, доктор искусствоведения

Василий Осипович Топорков

Портретное фойе

(5.3.1889, Петербург — 25.8.1970, Москва)

Актер, педагог, режиссер. Народный артист СССР (1948).

Окончил в 1909 г. Петербургское императорское театральное училище (ученик В. Н. Давыдова).

Играл в театре Литературно-художественного общества; в 1919-1927 гг. — актер Театра б.Корш на характерные и комические роли (Труффальдино в «Слуге двух господ», Грумио в «Укрощении строптивой», капитан Кристоферсен в «Анне Кристи» О'Нила, Михель в «Эугене несчастном» Толлера). Критика выделяла его, даже когда он играл роли второпланные или выступал в пустых поделках.

В 1927 г. он перешел в МХАТ. За ним надолго закрепились роли, которые он в свои первые сезоны получил как вводы, — Епиходов в «Вишневом саде», Мышлаевский в «Днях Турбиных». Он на редкость точно улавливал жанр и стиль спектаклей, играя продавца воздушных шаров в «Трех толстяках»(1930) и Сэма Уэллера в «Пиквикском клубе» (1934). Немирович-Данченко восхищался его мастерством характерности в роли Павлина из «Егора Булычева» (1934): «Представьте себе вместо щуплого Топоркова жирного, сочного, мрачного, в шелковой лиловой рясе с наперсным крестом — большой боров, с темными бровями, в очках, — громогласного, зычного, яркочерносотенствующего служителя храма. Играл он великолепно».

Пройдя под руководством Станиславского две роли (кассир Ваничка в «Растратчиках» Катаева, 1928, и Чичиков в «Мертвых душах» по Гоголю, 1932), Топорков стал адептом его учения. Ему особенно удавались роли людей, одержимых своей идеей, все равно — истинной или ложной. Желанная, неизменная цель маячила перед разнообразно приспосабливающимся к собеседникам покупателем «мертвых душ»; жил жаждой служения великому святому ослепленный Оргон в «Тартюфе» (1939); знал одну свою работу, знать не желал ничего другого, ничего не видел вокруг, не чуял опасности чудак-геолог Морис («Глубокая разведка» Крона, 1943); в силу своей истинно научной убежденности доходил до геркулесовых столпов глупости профессор-спирит Кругосветлов («Плоды просвещения» Толстого, 1951). И в этих ролях, и в роли жалкого приживала Дергачева в «Последней жертве» Островского (1944), и в роли сыщика Биткова, истомленного непонятными ему и пленившими его строками поэта, за которым он приставлен шпионить («Последние дни» Булгакова, 1943), Топорков представал мастером школы Станиславского.

В перечне его ролей, сыгранных в Художественном театре, также предисполкома Берест, «Платон Кречет»,1935 (в постановках других пьес Корнейчука сыграл Хрипуна, «Фронт», 1942, и Мака, «Над Днепром», 1961), Антонов, «Земля» (1937), Илья Головин в одноименном спектакле (1949), Лемм, «Дворянское гнездо» (1957), Эзоп, «Лиса и виноград» Фигейредо (1958), Семен Семенович в новой постановке «Бронепоезда 14-69» (1963), Добчинский в «Ревизоре» (1967), сторож Максим в новой постановке «Дней Турбиных» (1968), профессор, «Соловьиная ночь» (1969) и др.

Поздние открытия учителя (метод психофизических действий) Топорков пропагандировал и в режиссуре (вместе с Кедровым завершил постановку «Тартюфа», с ним же ставил «Лес», 1948, в котором сыграл Аркашку), и в педагогической практике (с 1948 преподавал в Школе-студии), и в статьях и беседах. Ему принадлежит полудокументальная, полумемуарная содержательная книга «Станиславский на репетиции».


И. Соловьёва