ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ
Народная артистка РФ

Лидия Михайловна Коренева

Портретное фойе

(31.7.1885, Тамбов — 2.7.1982, Москва)

Народная артистка РСФСР (1938).

Из дворянской семьи. Принята в школу МХТ в 1904 г. и тогда же вступила в труппу (первые роли — Ксения, «Борис Годунов»; Вода в «Синей птице»; Марья Антоновна, «Ревизор»). Одна из любимых учениц Станиславского. Ей была от природы и по происхождению близка юная Аня, выросшая в усадьбе «Вишневый сад» (эту роль Коренева играла с сезона 1912/13 г., после М. П. Лилиной, Л. А. Косминской и М. А. Ждановой); поэзия и нервность были неразрывны в рисунке роли: устремленность навстречу новой жизни, которой не знаешь и с которой вряд ли сроднишься. Тот же мотив актриса вела в роли Ирины («Три сестры», ввод во время зарубежной поездки МХАТ 1922-1924 гг.). Две роли, сыгранные в 1909 и 1910 гг., выдвинули Кореневу в первый ряд молодых актрис МХТ: Верочка в «Месяце в деревне» и Lise в «Братьях Карамазовых». Рисунки Добужинского сохранили облик Кореневой в тургеневском спектакле: профиль на фоне дальнего усадебного пейзажа с тревожными облаками над белой беседкой, лицо мечтательное, твердое, простоватое и изысканное вместе — тип, созданный уходящей, обреченной культурой, и вместе с тем тип национальный, здешний. Репетируя в «Братьях Карамазовых» сцены «бесенка», Марджанов, как писал Немирович-Данченко, «дошел уже с Кореневой до мигрени. А играть она будет отлично». Он же после премьеры телеграфировал: «Единодушный успех имеет Коренева, играет красиво и ярко». Нервная подвижность натуры, трепещущий и безжалостный интерес к собеседнику, болезненная открытость перед пугающей жизнью и жестокая фантазия — все это сложилось в роли воедино, притом что в артистической работе сохранялось изящество. Достоевский был близок дарованию Кореневой, она с успехом играла Лизу в «Николае Ставрогине», полубезумную Татьяну Ивановну в «Селе Степанчикове», Зинаиду в «Дядюшкином сне», была в числе исполнительниц роли Катерины Ивановны в «Братьях Карамазовых», но те обещания, которые давали ранние работы артистки, были явно шире того, что она сделала в дальнейшем.

Актерская возбудимость Кореневой пленяла на сцене, но в жизни те же свойства сделали ее - по слову В. В. Шверубовича — самой капризной актрисой в истории МХТ. По эпистолярии и записным книжкам Станиславского видно, как трудно было подчинить этот характер этическим нормам общего театрального дела. Некоторые черты Кореневой саркастически пародированы в «Театральном романе» Булгакова в образе истерически преданной Ивану Васильевичу актрисы Независимого театра Людмилы Сильвестровны Пряхиной.

Почти все роли Кореневой связаны с классическим репертуаром (Сольвейг, «Пер Гюнт», 1912; Елецкая, «Нахлебник», 1912; Доримена, «Брак поневоле», 1913; Ада, «Каин», 1920; в 1921-1922 готовила роль Бетси в «Плодах просвещения», тогда не выпущенных, а в постановке 1951 сыграла Звездинцеву); многие из них были сыграны как вводы (Лиза, «Горе от ума», 1914; Елена Андреевна, «Дядя Ваня», сезон 1920/21; Варя, «Вишневый сад», 1928). В «Мольере» Булгакова сыграла Мадлен Бежар (1936). Принимала участие в последней учебной работе Станиславского — Эльмира в «Тартюфе» (1939). Список ее ролей заключают продавщица кружев из первой картины «Кремлевских курантов» (1956) и ввод в «Анну Каренину» — графиня Вронская (1957). С 1958 г. Коренева была переведена на пенсию. 

И. Соловьева